Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Вдогонку к личности

Пожалуй, то, что особенно сильно раздражает меня в истории с фейсбучной личностью, — это методология. Это прямо как история с йогуртом, когда нападали на, кажется, орфографический словарь за безграмотные новшества, хотя такое ударение стоит еще чуть ли не у Аванасова в орфоэпическом и тянется из глубин лексикографических времен.

Унылые дидакты-Никитины не придумали это свое про психически больных, а воспроизвели то, что бытовало и продолжает бытовать в гуманитарной литературе, о чем услужливо может поведать Гугль.

Вот университетское «Обществознание» под ред. М. Н. Марченко, 2015 г.


(ровно эта же фраза дословно стоит в книжке И. А. Говозова «Введение в философию истории», 1993, стр. 109 — не обошлось, надо полагать, без общего эллинистического источника)


А вот ульяновское пособие Б. А. Бочков, Н. А. Федоров. Обществознание. 100 вопросов и ответов: пособие для абитуриентов УВАУ ГА. Ульяновск, 2006, стр. 36.



Или вот юристы: «Гражданское право» под ред. Е. А. Суханова, т. 1., 2007, с. 137.



Ну и наконец советский философ, у которого многие списывали:


Тургаринов. Личность и общество, 1965, стр. 41.


Дисклеймер: до вчерашнего дня у меня не было ни малейшего интереса к этой проблеме; мне глубоко безразлично, кого каким горшком называют — лишь бы в печку не ставили. Но йогурт это давний и почтенный, и никакого повода для паники решительно нет.

Подумалось...

Это, наверное, банальнейшая мысль, которая была проговорена бесчисленное количество раз, но просто она мне впервые подумалась.

Явление широко распространенного крымнаша, кажется, сопоставимо со спортивным болельществом. «Наша» команда играет с «ненашей» командой и что-то символически выигрывает. Если она при этом что-то и проигрывает, то это остается вне рамок матча. Вопрос стороннику крымнаша, какая ему непосредственно выгода от территориального приобретения (как это часто делается в социальных сетях), столь же бессмыслен, как вопрос болельщику (не играющему на тотализаторе), какая ему непосредственно выгода от того, что дядьки в одних майках закинули больше мячей, чем дядьки в других майках.

Болельщество наверняка восходит к архетипическому противопоставлению «свой–чужой». Как и национализм и прочие ругательные слова.

(no subject)

В былые эпохи случались в Москве лета и пожарче нынешнего, и советский летний гардероб был неуклюж, как вспотевший управдом: сандалии с носками, полотняные белые кепки-фуражки, ботинки в сеточку (которые носят теперь, как кажется, только наши соотечественники, для коих в Италии специально шьют такие модели), рубашки с коротким рукавом, как у партийной делегации все из того же братского Вьетнама. Но никогда еще по столице не ходили как по провинциальному приморскому городу. Из города-героя Москва превратилась в город-курорт.

Произошел радикальный сдвиг в отношении русских к одежде в публичном пространстве. То, что раньше считалось допустимым в частном обиходе, в рамках квартиры: семейные трусы и майка-алкоголичка на муже, комбинация на жене, едва прикрытая халатиком, а то и без него — явилось в общественное пространство. Нижнее белье вышло в свет, и это не только «семейники» под видом шортов, но и полупрозрачные кофточки на женщинах, открывающие все детали нижнего белья, и все более откровенные выпускные платья у школьниц, и низкая талия на джинсах, открывающая сзади полоску стрингов у женщин и резинку трусов у мужчин. Вместе с потребительской цивилизацией и рекламным беспределом в Россию пришла всепобеждающая идея комфорта. Ее лозунг: «Побалуй себя!» (с характерным ударением на втором слоге), ее главный аргумент: «А мне так удобно». Теперь у нас на публике удобно материться, сплевывать, сорить и носить нижнее белье под видом верхней одежды. Или просто проветривать свое голое тело, нисколько не заботясь о реакции окружающих.

— Сергей Медведев, профессор Высшей школы экономики; цитата из «Форбса»

Дорогой профессор Медведев!

Оденьтесь в сандалии с носками, полотняную кепку-фуражку и рубашку с коротким рукавом и, не матерясь и не нося нижнее белье под видом верхней одежде, блюдите культуру публичного пространства. Не нойте только! Позаботьтесь о реакции окружающих.

Искренне ваш
случайный читатель.

Венгеров

Александр Архангельский, похоже, произносит фамилию литературоведа С. А. Венгерова с ударением на первый слог — Венгеров.

Про винцо в груди

Интересно, а кто и когда начал тыкать пальцем в "с свинцом в груди" у Лермонтова? А то ведь он повторяется. И в "Смерти поэта" есть свинец, и через четыре года во "В полдневный жар в долине Дагестана" он остался.