Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

(no subject)

А вот как обзываются в Шотландии:



Между прочим, до меня вдруг дошло, что слово misogyny они (people with agenda) тоже ведь аппроприировали и изменили его значение. В словарях 19-го или начала 20-го века это hatred of women и встречается в контексте bachelors. В языке 19-го — начала 20-го века какой же бабник Трамп misogynist? А в современных словарях уже временами проглядывает что-то типа prejudice against women. Когда же это слово так вывернули?

(no subject)

Нью-Йоркер нападает на Трампа. Че-то как-то только это смешное:




Почему, кстати, те, которые обижались на Обаму с бананом, не обижаются на такое?

(no subject)

Русская служба Би-би-си выглядит так же отстойно по сравнению с родной Би-би-си, как русская Википедия по сравнению с английской Википедией.

Вот, например, статья про риторику Путина. В содержании — разбор одного невнятного ответа на один вопрос. Невнятный ответ разделяется на части, которые рассматриваются индивидуально как конкретные риторические приемы. Ну, положим. Наверное, тогда в принципе любое высказывание можно разложить на составляющие и рассмотреть их как отдельные риторические приемы. Но что делают журналисты Би-би-си: они начинают статью с фотографии, под которой подпись:  «Владимир Путин использует целый ряд риторических приемов в общении с россиянами». Вау, разоблачили Путина — он, оказывается, говорит прозой!



Ну и отдельно про анализ:

Вопрос: "Вот вы говорите, что зарплата поднимается, но как медработник я на себе не почувствовала поднятие зарплаты, особенно работников "скорой помощи". Мне кажется, вообще она не поднимается. Поэтому у меня такой вопрос. Работая фельдшером, работая в экстремальных условиях, отвечая за каждую человеческую жизнь, федеральные ежемесячные выплаты мы получаем 3,5 тысячи, а медсестра, которая работает с врачом и не отвечает за жизни, получает 5 тысяч. Почему у фельдшеров снизили ниже уровня медсестер?"

Часть ответа: "В целом зарплата повышается - это очевидный факт…"

Анализ: "Первый используемый риторический прием - это отрицание компетентности говорящего. В ответ на очень скромные, простые слова фельдшера Натальи Осиповой Путин как бы говорит: "Все, что вы сказали, это вздор, который противоречит фактам".

Мое недоумение: почему этот фрагмент трактуется как «отрицание компетентности говорящего»? Ответ начинается с типичного «введения»: в целом у нас все хорошо. Если тут что и есть от компетентности говорящего — так это то, что говорящий, будучи компетентным в участи фельдшеров, не видит ситуации по разным профессиям по стране в целом, а президент — ну, как бы пресуппозиция в ответе такая — видит, и знает, что зарплата («в среднем по больнице») повышается. То есть эта часть ответа никак не противоречит вопросу: вопрос о частной проблеме — введение в ответ — об общем благополучии.

Следующая часть ответа: "…cредняя зарплата медицинских работников в стране чуть выше, чем, скажем, педагогических работников".

Анализ: "Второй - очень известный риторический прием, обычно трактуемый как ошибка, - уклонение от темы. Сравнение средней зарплаты медиков и педагогов не имеет отношения к тому, о чем спросила Осипова".

Мое недоумение: почему это уклонение от темы? Почему это не развитие введения — продолжение хороших новостей, но уже для данного конкретного вопрошателя: мол, вам, медикам, еще не так плохо, как некоторым — скажем, преподавателям?

Следующая часть ответа: "…Вы сейчас обозначили проблему, которая, судя по всему, действительно существует. Я сейчас попробую для себя и для Вас поговорить вслух об этом и понять, в чём дело…

Анализ: "Третий прием называется "рефутация", или уступка - в данном случае это готовность на мгновение снизойти до уровня собеседницы и представить, что она права. Использование этого приема - как раз свидетельство продуманности, спланированности ответа".

Мое недоумение: я не вполне понимаю ни как refutatio могло стать уступкой, ни почему эта готовность — «на мгновение» (развитие ответа не предполагает изменения позиции; наоборот, отвечающий полагает, что вопрошающий говорит ему правду), ни почему конкретно это (а не следующая часть — жонглирование цифрами) может свидетельствовать о спланированности ответа.

Следующая часть ответа: "…Как вы помните, в своё время мною были назначены доплаты из федерального бюджета: 10 тысяч плюс 5 тысяч для врачей общей практики, плюс 5 тысяч для среднего персонала; и 3 плюс 6 - для врачей - медиков "скорой помощи": 3 - для фельдшеров и 6 - для врачей "скорой помощи"…

Анализ: "Четвертый прием - демонстрация тотальной компетенции оратора путем жонглирования цифрами. Собеседница привела конкретные данные - она получает федеральную выплату в размере 3,5 тысячи рублей. Президент в ответ доказывает, что у него и цифр больше, и знает он их лучше. Доходит до смешного, потому что человек, который слушает этот текст, после третьей названной Путиным цифры вообще перестает понимать, о чем идет речь".

Мое недоумение: я тоже перестал понимать, о чем идет речь, но совершенно странным мне кажется, что анализ здесь утратил существенную часть заданного вопроса; я бы даже сказал, что формально — собственно вопрос. В анализе рассматривается только та часть вопроса, из которой следует, что фельдшера получают мало, а фельдшер (которого, конечно, не удовлетворяет, что фельдшера получают мало) спрашивает (по крайней мере, формально — в этом и есть вопрос) еще и о несправедливости распределения денег: почему мол мы, фельдшера, у которых работа более тяжелая, чем у медсестер, получаем меньше, чем медсестры. Путин в этой части ответа повторяет, что среднему медперсоналу (медсестрам то есть) положено пять тысяч, а фельдшерам — три. По каким причинам распределение денег именно таково (т.е. на сам вопрос) — не отвечает. А анализ здесь его на этом не ловит.


В общем, то, что пугало меня и в школьных уроках литературы, и потом в части литературоведения, которая занималась поиском смыслов в тексте: произвольность трактовок, возможность повернуть материал и так, и эдак; неуверенность в выводах...

(no subject)

О, это классно. Столкновение дизайнерского смысла стрелочки направо (вперед, в прогресс итп) с политическим.

(no subject)

Фейсбук рассказал, что вчера случились очень классные дебаты из серии Munk Debate на тему The West Should Engage, Not Isolate, Russia. Участвовали Владимир Познер, Стивен Коэн, Гарри Каспаров и Энн Эпплбаум.

http://livestream.com/Munk-Debates/Russia/videos/83508499

Там, наверное, много интересного и с риторической точки зрения. Меня зацепил такой ход Эпплбаум (в районе 45-й минуты):

Энн Эпплбаум: This is a country in which every single television channel and every single newspaper and every single... almost every single Internet site with a few tiny exceptions are controlled by the state, and in such a way that they appear to be all slightly different. This is not one Pravda saying one thing every day; this is a wide spectrum of different media, and they all say the same thing in a tabloid way, in a sophisticated way, in an entertainment way or a news way; they are telling people the same stories that Putin wants him to hear. And the story they’ve been telling for the last seveal months... many months actually now is bitterly anti-American, bitterly anti-European, and now very close to becoming war-mongering in a way that I never even remember even from a year ago. The hatred towards Ukraine, the hatred towards Americans, the use of semi-fascist symbolism and people marching, and angered faces. This is something really, really new and different.

Стивен Коэн (throws up his hands in exasperation): I am having a hard time, because I thought we agreed, or I tried to sign the contract with the audience, that we would deal with some facts. I read... I read 10 Russian newspapers a day, across the spectrum.

Энн Эпплбаум: How many Ukrainian newspapers do you read?

(смех в аудитории)


Вопрос: какое отношение количество читаемых украинских газет имеет к возражению на тезис о том, что все российские газеты пишут одно и то же?
(Отдельный вопрос — почему Эпплбаум совершенно не принимает во внимание соцсети типа фейсбуков и жежешек, когда говорит, что almost every single Internet site with a few tiny exceptions are controlled by the state? Или фейсбуки с жежешками и есть то самое tiny exception?)

И еще почему-то никто не спросил Каспарова, который несколько раз говорил, что все (политические) решения в России принимаются одним человеком — Путиным (в отличие, например, от СССР, где решения принималось несколькими людьми — Политбюро), — откуда ему, Каспарову, это известно. Он не вхож во внутренний круг Путина, не правда ли? Может быть, Путин с кем-то советуется. Может быть, на Путина кто-то давит (месяц-другой назад в сети были всякие рассуждения про конкурирующие интересы «силовиков-военных» и «силовиков-фсбшников»). Когда убили Немцова, опять же, обсуждалась возможность, что все это было сделано в обход Путина и, кажется, большинство гадальщиков на кофейной гуще соглашаются с этим вариантом. Откуда же у Каспарова такая уверенность в том, что все решает Путин?

Upd.: Вот еще чисто риторический прием (в районе 16 мин. 30 сек.):

Эпплбаум: When a Malaysian plane was shot down by a Russian missile over Eastern Ukraine last Summer, the Russian media responded with multiple absurd conspiracy theories, for example that the plane was full of dead people when it took off.

(смех в аудитории)


Если правильно помню, версия про несвежие трупы — это гиркинские слова, которым никто особого значения не придавал. Вот если бы она про истребитель сказала... Но — недостаточно абсурдно, видимо.

Слова, или информационная война

Фейсбук принес текст Алехиной. Там, в частности, следующее:

С завтрашнего дня слово "ополченцы" скорее всего уйдет, кроме как "террористы" представителей донецкой армии называть уже никто не будет.

Мне стало интересно, и я даже в словарь полез. Мне-то казалось, что террорист — это тот, кто добивается политических целей путем террора. Наведением страха на гражданских жителей путем убийства некоторых из них. Классический случай — русский терроризм конца 19 — начала 20 века. Бомбу в карету кинуть. Чиновника из пистолета застрелить. Эрцгерцога опять же из пистолета. Самолет угнать. Бомбу в здании взорвать...

Распиздяйство, казалось мне, даже ведущее к катастрофическим последствиям, — это не терроризм.

Словари дали интересный материал. Вот словарь «Политология» некоего В. Н. Коновалова, поражающий своей эмоциональностью:

Терроризм (от лат. terror – страх, ужас) – политика и тактика террора, то есть совокупность особо жестких форм и средств политического насилия, которые используют террористы для достижения своих античеловеческих целей.

А вот переводной словарь «Политика», поражающий своей... как бы это сказать... непартийностью:

ТЕРРОРИЗМ
(terrorism) Этот термин различные государственные деятели и ученые-аналитики определяют по-разному, хотя практически всегда его смысл имеет негативный оттенок. Чаще всего он употребляется по отношению к сопряженной с опасностью для жизни деятельностью политически ангажированных неформальных групп. Однако, если такие действия ведутся в интересах признанного всеми справедливым дела, слово "терроризм", как правило, не употребляется. Его заменяют чем-нибудь более благозвучным. Иными словами, ты можешь быть одновременно террористом для одних и борцом за свободу для других. Термин в отрицательном значении употребляется не столько по отношению к деятельности неформальных групп, сколько в связи с организациями типа гестапо, КГБ, восточногерманской "штази" и им подобных, объектом которых являются диссиденты или национальные меньшинства. А термин "государственный терроризм", как правило, относится к политике отдельных правительств, которые сами организуют и направляют исполнителей актов насилия в другие государства или косвенно этому способствуют. Впрочем, с практической точки зрения такую политику можно назвать просто формой необъявленной войны с малой интенсивностью боевых действий между суверенными государствами. В последнее время многие страны различной политической ориентации участвовали в подобной деятельности, одновременно сурово осуждая других за такие же действия. Например, США во время пребывания у власти президента Рейгана сурово осуждали многие режимы, особенно ливийский, за террористическую деятельность, одновременно поддерживая насилие на негосударственном уровне против Никарагуа, с правительством которого поддерживали нормальные дипломатические отношения. Такая явная непоследовательность, скорее всего, не должна удивлять: достаточно вспомнить то огромное количество американских банкнот с портретом хорошо известного исполнителя политически мотивированных актов насилия на неправительственном уровне – "террориста" или "борца за свободу" Джорджа Вашингтона.


В общем, слово «терроризм», как я понял, это сейчас как слово «фашизм» — ругательство, лишенное конкретного содержания.

Политкорректность

Британские газеты захлебываются от негрослова, которое произнес Джереми Кларксон год с лишним назад, декламируя считалочку, где фигурирует это слово.
Мне это кажется дикостью. Целиком разделяю чувства того читателя, который написал: «This whole Jeremy Clarkson thing is being blown way out of proportion».

Русский первомай такого типа:



мне тоже кажется дикостью (впрочем, и попытки раздуть эту дикость мне тоже кажутся дикостью).

До чего много дикости в мире!

Русская языка

Прописная или строчная

Мильчин:
3.19.3. Конгрессы, конференции, съезды
В этих названиях с прописной буквы пишется первое слово, а также собственные имена. Напр.: Всемирный конгресс профсоюзов, Всероссийский съезд Советов, Парижская мирная конференция 1919—1920 гг., Потсдамская (Берлинская) конференция 1945 г., Сан-Францисская конференция (1945), Съезд народных депутатов РФ, Международный астрономический съезд, но: съезд предпринимателей, конгресс «Учителя за мир», пленум Верховного суда РФ, чрезвычайная сессия Всеобщего национального конгресса.

Голуб (Новый справочник по русскому языку и практической стилистике):
III Международный конгресс «Учителя за мир»

Блин! Блин, блин, блин. Я и так-то не понимаю, чем у Мильчина съезд предпринимателей отличается от Съезда народных депутатов, но, лять, с конгрессом «Учителя за мир»-то что делать?

(no subject)

Тедовское выступление про любовь к родному языку. По-арабски, с английскими субтитрами. Любопытно, поскольку, с одной стороны, это как бы машина времени (рассуждения эпохи европейского романтизма), а с другой стороны — зеркало: мы тоже так любим рассуждать. Там и тема нации и национальной идентичности (специальный подарок для любителей кругом искать национализм). И вообще очень много этого национального мифа, этой принадлежности к некоей общности, которая отличается от других по признаку языка и культуры, что почему-то считается достоинством. Много эмоций. Занятно.