Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

Недавно вышла русская статья «Должно ли лечение острого инфаркта миокарда во всех случаях начинаться в условиях реанимационных отделений?» (Неотложная кардиология, 2017, №2, с. 37-42; ссылка)

Она состоит примерно из двух частей: первая — это исторический обзор ситуации в мире (= в США :-) ); вторая — то, как обстоят дела в России.

Первая часть — довольно обширно скопированная статья Майкла Силвермана со товарищи Hospital triage of acute myocardial infarction: Is admission to the coronary care unit still necessary? (ссылка). Я грешным делом поначалу думал, что вся русская статья — это творчески скопированный Силверман, но нет, не все так плохо.

В качестве развлечения я выписал заимствования, которые смог узнать. Вот они:

Collapse )

(no subject)

Петрановская: Есть остроумный афоризм: «Юношу изобрели одновременно с паровой машиной».

Англоязычный гугл: 'The adolescent was invented at the same time as the steam-engine' (Musgrove, 1964)

Рры, людмил-владиммна!

(no subject)

Зашел случайно в нацкорпус русского языка посмотреть, когда там впервые появляется слово «одевать», где дополнением стоит одежда. Нашел такое:

У нас в роте тогда было 4 офицера, Яшвиль был ротой недоволен, особенно лошадьми и забраковал оных 17, на Дитерикса счет приказал купить и заставил нас другой раз стоять лагерями что и исполнили, в это время я страдал много от вередов так, что не мог одевать мундира почти до самой осени (А. К. Карпов. Записки (1831) ).

(Это я потому, что фейсбучек сослался на Лихачева, который в «Смехе в Древней Руси» приводит слова Исаака Массы о Грозном: «Можно поверить Исааку Массе, когда он пишет о Грозном: “Когда он одевал красное — он проливал кровь, черное — тогда бедствие и горе преследовали всех: бросали в воду, душили и грабили людей; а когда он был в белом — повсюду веселились, но не так, как подобает честным христианам”». Взяты эти слова голландца Исаака, как подсказывает гуголь, из текста Исаак Масса. Краткое известие о Московии в начале XVII в. Государственное социально-экономическое издательство. М., 1937. Перевод и комм. А.Морозова. А у нас, спустя 80 лет от перевода и комм. А. Морозова и 180 лет от записок А. К. Карпова, все еще настаивают на том, чтобы одевать Надежду.)

(no subject)

С одной стороны, да, модная ошибка и ха (или фи). Но с другой-то стороны, чистой воды интонационный значок, ради чего эти знаки препинания и были, кажется, придуманы.

Ну, может, точку придумали ради более насущной, чем интонация, задачи членения текста на предложения...



(конкретных исторических данных о внедрении знаков препинания у меня, впрочем, нет; так, вспоминаю что-то из линтрассовской Eats, shoots and leaves; может, и неправильно вспоминаю...)

Вдогонку к личности

Пожалуй, то, что особенно сильно раздражает меня в истории с фейсбучной личностью, — это методология. Это прямо как история с йогуртом, когда нападали на, кажется, орфографический словарь за безграмотные новшества, хотя такое ударение стоит еще чуть ли не у Аванасова в орфоэпическом и тянется из глубин лексикографических времен.

Унылые дидакты-Никитины не придумали это свое про психически больных, а воспроизвели то, что бытовало и продолжает бытовать в гуманитарной литературе, о чем услужливо может поведать Гугль.

Вот университетское «Обществознание» под ред. М. Н. Марченко, 2015 г.


(ровно эта же фраза дословно стоит в книжке И. А. Говозова «Введение в философию истории», 1993, стр. 109 — не обошлось, надо полагать, без общего эллинистического источника)


А вот ульяновское пособие Б. А. Бочков, Н. А. Федоров. Обществознание. 100 вопросов и ответов: пособие для абитуриентов УВАУ ГА. Ульяновск, 2006, стр. 36.



Или вот юристы: «Гражданское право» под ред. Е. А. Суханова, т. 1., 2007, с. 137.



Ну и наконец советский философ, у которого многие списывали:


Тургаринов. Личность и общество, 1965, стр. 41.


Дисклеймер: до вчерашнего дня у меня не было ни малейшего интереса к этой проблеме; мне глубоко безразлично, кого каким горшком называют — лишь бы в печку не ставили. Но йогурт это давний и почтенный, и никакого повода для паники решительно нет.

(no subject)

Понял про себя, что довольно люто ненавижу символизм.
В смысле не литературное течение (про него я мало что знаю и в общем холоден), а придание поступкам или предметам какого-то дополнительного смысла.
Например, радио говорит про референдум по поводу памятника Дзержинскому.
И я понимаю, что почти не существует возможности сказать, например, что мне решительно все равно, чей истукан где стоит — хоть Дзержинского, хоть Достоевского. Или чья мумия где лежит. Или что там на шпилях кремлевских башен. Или какую музыку назвали государственным гимном. Или какой значок избрали в качестве флага.
Потому что в этой символьной логике получается, что если ты не против статуи Дзержинского, то ты типа за нее. А раз за нее, то и за КГБ впридачу.
Или если ты не против памятника Сталину, то ты типа за ГУЛАГ.
Блин! Как хочется, чтобы памятник был всего лишь куском бронзы, допускающим лишь художественное или историческое описание.

Недоуменно-пофигистическое

Совсем не понимаю этой острой реакции на Сталина. Тут типа сколькитолетие победы празднуется (ну празднуется себе и празднуется), а этот усатый тогда в стране за главного был. Ну и вешают его. Почему реакция на человека, умершего полвека назад, острее, чем реакция на Николая II или, там, на Наполеона какого-нибудь? Почему не пофиг?

Впрочем, я и острой реакции на свастики не понимаю. И вообще реакции на историю...

(no subject)

Молодой Докинз рассказывает про эволюцию глаза. В лекционном зале, с моделями, демонстрацией, ассистентами — все как положено. На вид — что-то такое на стыке восьмидесятых и девяностых. Между прочим, очень хорошо!



____________

Да, фильмографическое описание отрывка: похоже, это отрывок из видеозаписи цикла публичных лекций: The Royal Institution Christmas Lectures: Season 26, Episode 3. Growing Up in the Universe: Climbing Mount Improbable. (1 Jan. 1992)

То есть в этом фильме Докинз пользуется словосочетанием Mount Improbable еще до того, как он издал свою книжку Climbing Mount Improbable (1996). Интересно, откуда взялось это словосочетание?

(no subject)

Вау, кроме Гитлера в бункере, на которого кто только не накладывал субтитры, есть еще, оказывается, смеющийся испанец. Его прекрасно использовали для рассказа о новом яблочном макбуке. Очень смешно (хотя в первую очередь, конечно, потому что он заразительно хохочет).

(no subject)

Кстати, по поводу singular they.

Я слышал поп-лингвистов, защищающих это явление и приводящих в пример предложения из Джейн Остин (типа Every body began to have their vexation), и чуть ли не Шекспира с Библией короля Иакова.

И пожалуй только сейчас у меня выкристаллизовался вопрос:

Почему, приводя в пример такие предложения, лингвисты-популяризаторы считают, что они имеют дело с singular they, а, например, не с plural everybody?