Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)

Moral Luck.

Я не сталкивался с этими рассуждениями, а они очень даже ничего себе (и достаточно самоочевидны, чтобы обрывочно самостоятельно приходить в голову). Здесь в очень недурной версии для (подросших) детишек.

Антропологическое

А вот новый повод для фейсбука, чтобы поругацца: ругают, значит, отрывок из учебника обществознания:



Вопрос: можно ли представить себе человека с тяжелейшим пороком развития — анэнцефалией, например? Вот так, чтобы родился, посуществовал часы–сутки — и умер? Высшей нервной деятельности — никакой. Это человек? Насколько применимо к нему вводимое здесь понятие «личность»?

Или — раз уж начали представлять, — то представим себе ребенка с синдромом Эдвардса — так, чтобы пожил больше, чем сутки, но меньше, чем несколько лет, с глубокой умственной отсталостью. Это человек? К нему применимо вводимое здесь понятие «личности»?

Или представим себе больного более совместимой с жизнью болезнью, который дожил до взрослого возраста, но остался глубоко умственно отсталым. Неспособен к самообслуживанию, не встает с кровати, не говорит. Прежде считался вообще необучаемым, но потом установили, что может формировать простые условные рефлексы (типа поднимать правую руку чаще, чем левую, если это сопровождается подкреплением). Это человек? Насколько к нему применимо вводимое здесь понятие «личности»?

После этих мысленных экспериментов — другой вопрос: в чем причина такого фейсбучного гнева?

(no subject)

Книжка «Развитие речи, подготовка к освоению письма» тетенек Фалькович и Барылкиной. Планирование занятия. «Малыш» оказывается возрастом ребенка — аккурат между ясельным и дошкольным. И какие дети, а? Они сами чью угодно речь разовьют. Лялечки такие...



А последнее предложение, видимо, призвано решать «воспитательную задачу»? Потому что как предлагается воспитывать любовь и уважение к пожилым?

Porn: What's the Harm?

Если кто (типа меня) полагает, что это это только у нас повышенная миздюлинизация всей страны и озабоченность тем, что будет с ребенком, который увидит в интернете что-нибудь эротически-порнографическое, то вот сходный по интонации документальный фильм, выпущенный Би-би-си. Ах, порнуха, ах, в интернете, ах, как отвратительно, ах, дети.




Тьфу, ей-богу.

(no subject)

Интернет принес документ, который зовется «Критерии вредного для здоровья и развития детей контента информационной продукции, распространяемой в информационно-телекоммуникационной сети Интернет».

Там много букв, поэтому чтения надолго, но первых впечатлений два. Во-первых, боже, до чего он ужасно написан: один «контент информационной продукции» чего стоит (я-то думал, что слово контент, если уж и употребляется, то синонимично этой самой информационной продукции). Пишут о контенте, который как-то влияет на «„цифровой разрыв” ребенка и его значимых взрослых». Хаотически чередуют термины: то у них некий «копинг», то вдруг «совладание», то «право на сохранение личной тайны», то вдруг «приватность».

Но главное, конечно, что этот документ внутренне непоследователен. Он начинается с того, что «Представления о здоровье и болезни, развитии и регрессе, норме и патологии, моральном и аморальном претерпевают существенные изменения в зависимости от социокультурных и исторических факторов» (кто бы спорил) и что «ценности, представления и отношения нового поколения могут отличаться от традиционно признаваемых» (слава богу) и постепенно переходит к тому, что «вредным для здоровья и развития детей и подростков контентом» (п. 6.2) оказывается «контент, влияющий на развитие системы ценностей ребенка и подростка» (п. 6.2.2), в частности «Контент [который] призывает не ориентироваться на семейные, гражданские, духовные ценности и моральные принципы при принятии решений».

Ну и фантастическая, конечно, лапша. «Контент, препятствующий анализу ситуации, предвосхищению результатов собственных действий, взвешиванию альтернатив» — что это такое конкретно? «Контент, препятствующий развитию у ребенка навыков планирования собственной деятельности и совладания с трудностями» — а это что такое конкретно? «Контент, влияющий на самоконтроль и умение ждать» — дальше куча текста, из которого заключается, что это «провоцирует импульсивное поведение контент, акцентирующий внимание на получении непосредственного сиюминутного удовольствия или выгоды». Что это такое?

Это что касается их теоретической части. Потом идет, так сказать, практическая — конкретные примеры этого самого вредного контента. Помимо непременной гомосятины (с. 80-82) с очень смешными формулировками, также запрещается нецензурная брань, потому что она «нарушает общественную мораль, общепринятые в данном социуме представления о приличии/неприличии» (о том, что «ценности, представления и отношения нового поколения могут отличаться от традиционно признаваемых» авторы уже забыли). Запрещается изображение половых органов человека (потому что это, конечно, нанесет страшную травму здоровью и развитию ребенка — наверняка дети, проходившие в школе основы полового воспитания, теперь больны на всю голову).

Плюс веселая градация информации по возрастам в соответствии с наличием и обоснованностью в ней насилия.


P.S.: В качестве постскриптума — фраза, достойная занесения в эпиграф. Некто Александр Жаров, антипиратская нецензурное обозначение женщины распутного поведения, разговаривая с журналистом, сказал: «...в развитие положений закона мы заказали ведущим НИИ и вузам - педагогам, культурологам, врачам, детским психологам, социологам - разработать концепцию информационной безопасности детей, которая в том числе говорит, что видеоигры тоже требуют регулирования». Вот так: заказали разработать концепцию, которая говорит, что видеоигры требуют регулирования. Результат известен до начала разработки и продиктован заказом.

Исстари

Навеяно открытым письмом В. И. Беликова по поводу олимпиады по русскому. Вопрос по орфоэпии: надо было составить двустишия, подтверждающие знание детьми правильного ударения в заданных словах. Словами этими были давнишний, исстари, призыв, цепочка. Интересуюсь у интернета:

Седой молвой, ползущей исстари,
Ночной былиной камыша
Под Пермь, на бризе, в быстром бисере
Фонарной ряби Кама шла.

(Пастернак)

Море, славное исстари!
Ты ― распутье двух дорог:
Здесь погибли Ксеркс и Дарий,
И раздавлен был Восток.

(С. Соловьев)

он же (это у него стойко):

Наука здесь духовная исстари
Насаждена. С крылечек, у ворот,
Два старца, Феодосий и Нектарий,
Не устают благословлять народ.


А вот Гумилев:

О, стыд! Погасло Митры пламя,
Богоотступники толпами
Аллаху строят алтари
И забывают под мечами
Все то, что чтили исстар
и!

В такой вот детишки компашке оказываются :-)

Одноименные конечности

А это уже не заря, а конец века, когда разучились писать. Глава "Спастическая гемиплегия" - в понимании автора, "одноименные конечности" - это не рука-рука, нога-нога, а левый-левый, правый-правый:



(Бадалян Л. О. Детские церебральные параличи)

Писатели и биологи

Писатели частенько оказываются в плену бытовых биологических мифов. Вот Толстой в своей «Крейцеровой сонате», например, пламенный борец с половой любовью, пишет:

Мужчина и женщина сотворены так, как животное, так что после плотской любви начинается беременность, потом кормление, такие состояния, при которых для женщины, так же как и для ее ребенка, плотская любовь вредна. Женщин и мужчин равное число. Что же из этого следует? Кажется, ясно. И не нужно большой мудрости, чтобы сделать из этого тот вывод, который делают животные, то есть воздержание. Но нет. Наука дошла до того, что нашла каких-то лейкоцитов, которые бегают в крови, и всякие ненужные глупости, а этого не могла понять. По крайней мере, не слыхать, чтобы она говорила это.

И вот для женщины только два выхода: один — сделать из себя урода, уничтожить или уничтожать в себе по мере надобности способность быть женщиной, то есть матерью, для того чтобы мужчина мог спокойно и постоянно наслаждаться; или другой выход, даже не выход, а простое, грубое, прямое нарушение законов природы, который совершается во всех так называемых честных семьях. А именно тот, что женщина, наперекор своей природе, должна быть одновременно и беременной, и кормилицей, и любовницей, должна быть тем, до чего не спускается ни одно животное.


Ни одно животное, вот как! А между тем читаем у биолога Дольника в «Непослушном дитя биосферы»:

Групповой брак известен у самых разных животных, в том числе и у некоторых обезьян. Вот как он выглядит у верветок. В отличие от обезьян с другими формами брачных отношений самки верветок способны спариваться и в те периоды, когда они не могут быть оплодотворены, — задолго до наступления овуляции, а также после оплодотворения, во время беременности. Способность спариваться больше, чем нужно для оплодотворения, зоологи называют гиперсексуальностью. Самцы верветок не очень доминируют над самками и поэтому не могут спариваться с ними по своему усмотрению. Они должны предварительно перевернуть доминирование и начать делиться с самкой пищей. Только с таким самцом самка будет спариваться. Этологи называют спаривание самки за подачку «поощрительным». Этим приемом самка верветки заставляет самца кормить ее и до беременности, и во время. Более того, она стремится «повязать» поощрительным спариванием как можно больше самцов в группе, ведь каждый из них приносит ей подачки и каждый принимает ее детенышей за своих.

Или вот Гаршин («Ночь»):

«Если не обратитесь и не будете как дети...»
Ему показалось, что он понял все.
— Знаю ли я, что значат эти слова? Обратиться и сделаться как дитя!.. Это значит не ставить во всем на первое место себя.


Между тем, биологам известно, что «дети» отнюдь не склонны не ставить на первое место себя:



Смотришь так на все это и думаешь: до чего же мифологизировано наше сознание! Даже у лучших из нас :-(

Детские радости

Вызваны чтением все того же "Пигмалиона":

Имитация просторечия:

THE FLOWER GIRL. Ow, eez ye-ooa san, is e? Wal, fewd dan y' de-ooty bawmz a mather should, eed now bettern to spawl a pore gel's flahrzn than ran awy athaht pyin. Will ye-oo py me f'them? [Here, with apologies, this desperate attempt to represent her dialect without a phonetic alphabet must be abandoned as unintelligible outside London.]

Елена КалашниковаПолина Мелкова
Цветочница. А, так это ваш сын? Нечего сказать, хорошо вы его воспитали… Разве это дело? Раскидал у бедной девушки все цветы и смылся, как миленький! Теперь вот платите, мамаша!Цветочница. Ага, так это ваш сынок? Хороша мамаша!  Воспитала  бы  сына как положено, так он бы побоялся цветы у бедной девушки изгадить, а  потом смыться и денег не заплатить. Вот вы теперь и гоните

[Прошу извинения, но попытка  воспроизвести  ее  отчаянный  диалект  без фонетической транскрипции неосуществима за пределами Лондона.]
 

Упражнения с фонетикой:

Елена КалашниковаПолина Мелкова
Человек с записной книжкой. А я разберу. (Читает, в точности подражая ее выговору.) Ни расстрайвтись, кэптен; купити луччи цвиточик у бедны девушки.Человек с записной книжкой. Зато я разберу. (Читает, точно воспроизводя ее выговор.) "Ни  огарчайтись,  кэптин,  купитя  лучше  пукетик  у  бенной девушки".
 


Намек на непристойность; фигура речи

HIGGINS [indignantly] I swear! [Most emphatically] I never swear. I detest the habit. What the devil do you mean?
MRS. PEARCE [stolidly] Thats what I mean, sir. You swear a great deal too much. I dont mind your damning and blasting, and what the devil and where the devil and who the devil—
HIGGINS. Mrs. Pearce: this language from your lips! Really!
MRS. PEARCE [not to be put off]—but there is a certain word I must ask you not to use. The girl has just used it herself because the bath was too hot. It begins with the same letter as bath. She knows no better: she learnt it at her mother's knee. But she must not hear it from your lips.
HIGGINS [loftily] I cannot charge myself with having ever uttered it, Mrs. Pearce. [She looks at him steadfastly. He adds, hiding an uneasy conscience with a judicial air] Except perhaps in a moment of extreme and justifiable excitement.
MRS. PEARCE. Only this morning, sir, you applied it to your boots, to the butter, and to the brown bread.
HIGGINS. Oh, that! Mere alliteration, Mrs. Pearce, natural to a poet.

Елена КалашниковаПолина Мелкова
Хиггинс (возмущенно). Я – ругаться? (С большим пафосом.) Я никогда не ругаюсь. Я презираю эту манеру. Что, черт возьми, вы хотите сказать?

Миссис Пирс (внушительно). Вот это самое я и хочу сказать, сэр. Вы произносите слишком много бранных слов. Ну, пусть бы еще только «к черту», и «на черта», и «какого черта»…

Хиггинс. Миссис Пирс! Подобные выражения – в ваших устах! Опомнитесь!

Миссис Пирс (не давая себя сбить с позиции). …но есть одно слово, которое я настоятельно просила бы вас не употреблять. Девушка сама только что употребила это слово, прищемив себе палец дверью в ванной комнате. Оно начинается на ту же букву, что и дверь. Ей это простительно, она с пеленок привыкла к такому языку. Но от вас она не должна слышать ничего подобного.

Хиггинс (высокомерно). Простите, миссис Пирс, я не помню, чтобы я когда-нибудь произносил это слово.

Миссис Пирс смотрит на него в упор.
(Он добавляет, пряча нечистую совесть под маской судейского беспристрастия.)

Разве только в редкие минуты крайнего и справедливого раздражения.

Миссис Пирс. Только сегодня утром, сэр, вы назвали этим словом свое новое пальто, затем молоко и толокно.

Хиггинс. Ах да! Но ведь это было просто ради ассонанса – вполне естественно для поэта…
Хигинс (возмущенно). Я - ругаюсь! (С пафосом.) Я  никогда  не  ругаюсь. Терпеть не могу сквернословия. Какого черта вы имеете в виду?

Миссис Пирс (бесстрастно). Как раз  это  я  и  имею  в  виду,  сэр.  Вы злоупотребляете бранными словами. С проклятиями я готова  примириться:  "к черту", "на черта", "какого черта", "какому  черту"  -  это  еще  куда  ни шло...

Хигинс. Миссис Пирс! Что за выражения я слышу от вас! Ну, знаете!

Миссис  Пирс  (твердо).  ...но  есть  одно  слово,  которое   я   самым настоятельным образом  прошу  не  употреблять.  Девушка  только  что  сама произнесла это слово, стукнувшись о дверь. Кстати, оно начинается на ту же букву. Девушке простительно, сэр, она с детства ничего другого не слышала. Но она не должна слышать этого слова от вас.

Хигинс (надменно). Не припоминаю, чтобы я когда-нибудь  произносил  это слово, миссис Пирс.

Миссис Пирс пристально смотрит на него. Он вынужден добавить  с  мнимым беспристрастием судьи.

Разве в редкие минуты крайнего и справедливого возмущения.

Миссис Пирс. Еще сегодня утром,  сэр,  вы  помянули  этим  словом  свои ботинки, масло и хлеб.

Хигинс. Вот как! Но это же просто метафора, вполне естественная в устах поэта.