Andrey (azangru) wrote,
Andrey
azangru

Сэха

Послушал Пархоменку и подумал, что он мне Барщевского напоминает: когда того в «Особом мнении» спрашивают о чем-нибудь, относящемся к юриспруденции, он начинает говорить интересно и убедительно, как специалист: останавливает прытких на формулировки журналисток, говорит, какая требуется процедура для вынесения того или иного решения. Но потом журналистка спрашивает что-нибудь про культурку, он начинает говорить, и думаешь, ну ё т же м.

Вот и Пархоменко. Первую половину передачи интересно описывал михалковский ход как пиарский вброс; потом порассуждал о прямом противоречии этого хода действующему законодательству, сразу после перерыва процитировал наизусть формулировки законов, которые должны противодействовать этому ходу — все замечательно.

Потом свернул на исламскую кибератаку — и поехало.

Дважды, имея в виду (по контексту) то понятие, которое обозначается кошмарным для переводчика английским словом privacy, он назвал его «политкорректностью». Причем кому-то, редактирующему эховский сайт, это показалось настолько интересным, что предложение с этой «политкорректностью» вынесли в особо оформленные важные цитаты:



За что, конечно, редактору горячий физкультпривет, потому что не зная контекста, в котором произнесена эта фраза, догадаться о ее смысле решительно невозможно: слово «политкорректность» употреблено в уникально-авторском смысле.

Но фиг с ней, с «политкорректностью» — самая ётм впереди:

Вот этот баланс всякая цивилизованная страна должна пытаться соблюсти. Россия не думает об этом, и в России этой дискуссии не существует. Она здесь решена: человек не имеет права ни на что, государство имеет право на все и государство выворачивает человека наизнанку. Вот все вот эти разговоры про то, что, а вот, большой американский брат следил за каким-то телефоном и так далее – ну, давайте все-таки сравним это с тем уровнем, я бы сказал, беззащитности и открытости перед государством, которое может внедриться абсолютно куда угодно и вытащить из вас совершенно все что угодно, любую информацию, что вы имеете в России. Но все-таки давайте сравним эти истории, давайте сравним эти уровни безопасности.

Нет ничего смешнее, чем какой-нибудь борец с вот этим самым американским нарушением прав личности, который в результате находит свое убежище здесь в России. Я говорю про господина Сноудена, разумеется. Ну вот, это, конечно, очень было смешно, когда он вот бежал-бежал-бежал, так сказать, от тех нарушений прав личности и в Россию прибежал, как-то в самое по этой части безопасное место.


Ну как можно так представлять (себе и аудитории) историю со Сноуденом. Как можно считать, что он «бежал от нарушений прав личности» (он бежал от вполне конкретного преследования правоохранительной системой США; о нарушении прав личности рассказал журналистам)? Как можно говорить, что он прибежал в Россию как в самое по этой части безопасное место (он бежал в Гонконг, но оттуда его могли экстрадировать; он бежал в Латинскую Америку через Россию, но США аннулировали его (загран)паспорт и даже посадили самолет с каким-то латиноамериканским президентом прошмонать, не прячется ли в нем Сноуден; он просил политического убежища у ряда стран, в итоге убежище ему дала Россия). Как вообще вот так, походя, предлагать своим слушателям сложную историю о человеке перед которым стоит выбор между свободой в чужой и плохой стране (где, допустим, им пользуются в пропагандистских целях*) и тюрьмой в своей и тоже, на его взгляд, не вполне замечательной стране?

___________________
*) Вспомним, кстати, историю с Вудхаузом в Германии. Он занимался тем, что у него хорошо получалось: рассказывал с юмором о своей жизни в лагере и о тех немцах, с которыми ему доводилось общаться; немцы использовали это для пропаганды: показать себя американским (в первую очередь) радиослушателям нормальными живыми людьми; британцы завопили, что ах какой Вудхауз подлец и предатель.
Subscribe

  • (no subject)

    Which/whose corporate interests is he talking about? Which corporations are interested in what? I am so confused.

  • (no subject)

    Two appearances of Noam Chomsky, in which he goes hard on the unvaccinated. Take, traffic rules, he says. Suppose, he says, I don't want to…

  • (no subject)

    Joe Rogan's episode with Michael Shellenberger is very good.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments