Andrey (azangru) wrote,
Andrey
azangru

Опять улов из Фейсбука. Статья Ивана Давыдова «Ода вареной колбасе»:

...Это [всякая херня, которая идет по телевизору] — главные проблемы России. Это метровые государственные каналы, это государственные мужи и лидеры мнений, это — идеология новой страны, излагаемая миллионной аудитории. То есть вроде бы к этому всему надо относиться всерьез. И печально, что внушительное число сограждан относится к этому всерьез. Запоминает фамилии и лица разрушителей державы, понимает, что нет врага гея злее.

<...>

И если все так, если ради этого государство, если это его лучшие люди, если его граждане съедят и переварят эту продукцию из адских кишок, до них как минимум разок уже переваренную и извергнутую, — то конец. Надежды нет. Бежать или прятаться. Не за что, не за кого и даже не с кем бороться. Страна кончилась, и даже крест на ней ставить не надо — бесы сами поставят и придут ко кресту с олимпийским факелом поклониться.



Позвольте. Что это значит? Какой надежды нет? На что надежды? Куда бежать и прятаться? Что значит страна кончилась?

Мне интересно, насколько велика та часть населения, которую интересуют выдуманные отвлеченные реалии вроде страны и государства? Насколько велика часть населения, которая воинственно антигомосексуалистична, то есть пойдет на площадь бить морду? Насколько велика часть населения, которая решительно антиамериканистична и готова отказаться от американских товаров или американской валюты? Насколько велика часть населения, которой все это важно?

И насколько велика часть населения, которой поуху?

Не научила ли нас история СССР, что пропаганда, если за ней не стоит карательная дубинка, значительной части населения более-менее поуху? Что кем-то пропагандируемая идеология используется в собственных интересах, кем-то отторгается, кем-то высмеивается, но по-настоящему заражает не так чтобы очень многих?

И как там в лицемерные шестидесятые-семидесятые (я не говорю даже в тридцатые или пятидесятые) — страна не кончилась? А если кончилась, то что же, вдруг в девяностые возникла, просуществовала десять лет (да и десять ли?), а потом опять кончилась? И если да, если она так легко возникает и легко кончается, то важно ли это?

Много ли в стране людей, которым важно? Что испытывает среднестатистический (в смысле большинство из) слесарь? Инженер? Учитель? Врач? Программист? Дизайнер? Фермер? Машинист электропоезда? Насколько важна пропаганда? Насколько страшна пропаганда? Насколько важнее повседневные дела, работа, покупки, развлечения, еда и ее приготовление, сон?

Интересно...
Subscribe

  • (no subject)

    On the scale of holy fucking shit, it's probably right up there next to Australia. Assuming it's true, of course. That second tweet about male…

  • (no subject)

    I was sure the Latin cunnus and the English cunt were related; but John McWhorter, in Nine Nasty Words, points out that they can't be. Because…

  • (no subject)

    Harari: One of the other things that strikes me about the rise of populists is that they are not nationalists. They are not really patriotic at…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments