?

Log in

No account? Create an account
Дневниковое - Andrey [entries|archive|friends|userinfo]
Andrey

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Дневниковое [Oct. 14th, 2012|02:03 am]
Andrey
Прочитал тут недавно "Младшего брата" Докторова (будь проклят обычай транслитерировать фамилии на -ow фамилиями на -оу. Маслоу, Доктороу, фублин!). Ничего так: читать вполне можно. Не удержался от того, чтобы взглянуть в русский перевод: хотелось посмотреть, что сделал с этим текстом переводчик. И как-то приуныл, потому что явственно видно, как перевод — причем вроде даже не последнего переводчика — проигрывает оригиналу. Оригинал — органичное, целостное произведение, а перевод...


Было

Стало

I'm a senior at Cesar Chavez high in San Francisco's sunny Mission district, and that makes me one of the most surveilled people in the world. My name is Marcus Yallow, but back when this story starts, I was going by w1n5t0n. Pronounced "Winston."

Not pronounced "Double-you-one-enn-five-tee-zero-enn" -- unless you're a clueless disciplinary officer who's far enough behind the curve that you still call the Internet "the information superhighway."

Я живу в районе Мишн-дистрикт солнечного Сан-Франциско и учусь в выпускном классе средней школы Сезар-Чавес. А это означает, что за мной установлена такая слежка, какой подвергаются немногие люди в целом мире. Меня зовут Маркус Йаллоу, но в начале этой истории кое-кому я был известен под ником w1n5t0n — произносится «Винстон».

То есть не «Дабл-ю-уан-эн-файв-ти-зироу-эн», как прочитал бы какой-нибудь заторможенный дисциплинарный чиновник из системы образования, который настолько не в теме, что до сих пор называет Интернет информационной магистралью.




Окей, допустим — допустим! — что с w1n5t0n-ом ничего нельзя сделать (а то отсылка к «1984» потеряется), что его нужно оставить латиницей и читать буквами английского алфавита — но «уан», «файв» и «зироу» в русском переводе-то с какого перепуга берутся?

Сходный случай избыточного влияния английского языка: есть персонаж, чье имя укорочено до Jolu:

Jolu is Jose Luis Torrez

В то же мгновение появился Джолу... Джолу — это Джозе-Луис Торрес.


Я не знаю, как предполагалось произносить Jolu (наверное, через Дж), но ведь имя-то испанское и должно быть не Джозе, а Хосе. Хосе дал бы Холу. Как это предполагалось обходить переводчику, я не знаю, но не через Джозе же.

...his name is Fred Benson, one of three vice-principals at Cesar Chavez. He's a sucking chest wound of a human being.

Это Фред Бенсон, по должности один из трех замдиректоров нашей школы, а по призванию — ядовитая змея, пригретая на ученической груди.

Очень странный образ: ученики подбирают ядовитую змею-учителя и пригревают у себя на груди (причем это у змеи призвание такое — быть подбираемой и пригреваемой). Понятно, что переводчик танцевал от груди.

The PA isn't very good to begin with, and when you combine that with Benson's habitual mumble, you get something that sounds more like someone struggling to digest a bad burrito than a school announcement.

Мало того, что через наши вокзальные матюгальники ничего не разберешь, так Бенсон еще имеет привычку говорить, будто рот кашей набил.

Типичное ослабление образа, потеря местного колорита. И ради чего?

I grabbed my bag and folded my laptop three-quarters shut -- I didn't want to blow my downloads -- and got ready for the inevitable.

Я тут же схватил свою сумку, на три четверти прикрыл крышку ноутбука — не хотелось терять то, что уже успел скачать — и приготовился к неизбежному.

Тут скорее вопрос к автору: почему герой-компьютерщик не может настроить свой ноутбук так, чтобы при закрытии крышки тот не засыпал и не выключался, а продолжал себе работать с выключенным экраном? А вопрос к переводчику — это прочитывается ли в русском переводе, что после закрытия крышки оборвутся неоконченные закачки и потеряются не скачанные, а недоскачанные файлы. Возможно, да.

The Man was always coming down on me, just because I go through school firewalls like wet kleenex, spoof the gait-recognition software, and nuke the snitch chips they track us with. Galvez is a good type, anyway, never holds that against me (especially when I'm helping get with her webmail so she can talk to her brother who's stationed in Iraq).

Бенсон все время придирается ко мне только из-за того, что я дырявлю файерволы школьной сети, как мокрые бумажные салфетки, ломаю программу, распознающую учеников по походке, и вывожу из строя «стукачей» — чипы в нагрудных бейджиках, посредством которых отслеживаются все наши передвижения. Зато Галвез в отличие от замдиректора нормальная тетка и не ищет повода осложнить мне жизнь (может, потому, что я всегда помогаю ей связаться по веб-мейлу с братом, который сейчас в командировке в Ираке).

Опять пошли странные образы: Какой образ возникает от фразы «дырявить фаерволлы», я не очень понимаю: кажется, что если фаерволл продырявить, то в нем останется дырка — это такое постоянное повреждение фаерволла. А герой просто проходит сквозь него. Но это ладно, допустим, пускай «дырявить». Но вот с «ломаю программу, распознающую учеников по походке» точно не тот образ: чтобы сломать программу, надо, во-первых, до нее добраться, а во-вторых, она после того, как ее сломали, останется сломанной. Герой же не ломает, а обманывает программу: меняет свою походку так, что программа его не узнает.

Совершенно непонятно, зачем во втором предложении появляется «не ищет повода осложнить мне жизнь». Зря добавилась «командировка» (если брат военный, это у них разве командировками называется?).

We stared at each other across the desk. He'd clearly expected me to fold the second he dropped the bomb on me. I don't fold. I have a trick for staring down people like Benson. I look slightly to the left of their heads, and think about the lyrics to old Irish folk songs, the kinds with three hundred verses. It makes me look perfectly composed and unworried.

And the wing was on the bird and the bird was on the egg and the egg was in the nest and the nest was on the leaf and the leaf was on the twig and the twig was on the branch and the branch was on the limb and the limb was in the tree and the tree was in the bog -- the bog down in the valley-oh! High-ho the rattlin' bog, the bog down in the valley-oh --

Мы уставились друг на друга поверх стола. Бенсон явно рассчитывал, что стоит ему сбросить на меня свою бомбу, я сразу расколюсь. Не дождется! Кроме того, у меня отработан прием, как переглядеть таких зануд, типа Бенсона. Я смотрю не прямо в глаза, а чуть-чуть левее, и при этом повторяю в уме слова старинной ирландской народной песни, из тех, в которых сотни по три куплетов. В результате мое лицо приобретает совершенно невинное и безмятежное выражение.

А крыло на птице, а птица на яйце, а яйцо в гнезде, а гнездо на листе, а лист на побеге, а побег на ветке, а ветка на суку, а сук на дереве, а дерево на болоте, а болото в долине, о-о-о! Там, о-о-о, на страшном болоте, а болото там в долине, о-о-о…

Оригинальный ритм песни, конечно, безнадежно потерян («а сук на дереве, а дерево на болоте, а болото в долине...»). Почему болото стало страшным, тоже непонятно, хотя мелочь, разумеется.

И речь героя: «переглядеть» — хорошо, а «зануда» — и слабо, и не в стиле героя, и вообще ничем не оправдано.

Вот кусок побольше, на котором отчетливее проступает художественная слабость русского текста:

Charles Walker and I don't get along. We're in the same grade, and we've known each other as long as I've known Darryl, but that's where the resemblance ends. Charles has always been big for his age, and now that he's playing football and on the juice, he's even bigger. He's got anger management problems -- I lost a milk-tooth to him in the third grade -- and he's managed to keep from getting in trouble over them by becoming the most active snitch in school.

It's a bad combination, a bully who also snitches, taking great pleasure in going to the teachers with whatever infractions he's found. Benson loved Charles. Charles liked to let on that he had some kind of unspecified bladder problem, which gave him a ready-made excuse to prowl the hallways at Chavez, looking for people to fink on.

The last time Charles had caught some dirt on me, it had ended with me giving up LARPing. I had no intention of being caught by him again.

"What's he doing?"

"He's coming this way is what he's doing," Darryl said. He was shaking.

"OK," I said. "OK, time for emergency countermeasures." I got my phone out. I'd planned this well in advance. Charles would never get me again. I emailed my server at home, and it got into motion.

A few seconds later, Charles's phone spazzed out spectacularly. I'd had tens of thousands of simultaneous random calls and text messages sent to it, causing every chirp and ring it had to go off and keep on going off. The attack was accomplished by means of a botnet, and for that I felt bad, but it was in the service of a good cause.

Botnets are where infected computers spend their afterlives. When you get a worm or a virus, your computer sends a message to a chat channel on IRC -- the Internet Relay Chat. That message tells the botmaster -- the guy who deployed the worm -- that the computers are there ready to do his bidding. Botnets are supremely powerful, since they can comprise thousands, even hundreds of thousands of computers, scattered all over the Internet, connected to juicy high-speed connections and running on fast home PCs. Those PCs normally function on behalf of their owners, but when the botmaster calls them, they rise like zombies to do his bidding.

There are so many infected PCs on the Internet that the price of hiring an hour or two on a botnet has crashed. Mostly these things work for spammers as cheap, distributed spambots, filling your mailbox with come-ons for boner-pills or with new viruses that can infect you and recruit your machine to join the botnet.

I'd just rented 10 seconds' time on three thousand PCs and had each of them send a text message or voice-over-IP call to Charles's phone, whose number I'd extracted from a sticky note on Benson's desk during one fateful office-visit.

Needless to say, Charles's phone was not equipped to handle this. First the SMSes filled the memory on his phone, causing it to start choking on the routine operations it needed to do things like manage the ringer and log all those incoming calls' bogus return numbers (did you know that it's really easy to fake the return number on a caller ID? There are about fifty ways of doing it -- just google "spoof caller id").

Charles stared at it dumbfounded, and jabbed at it furiously, his thick eyebrows knotting and wiggling as he struggled with the demons that had possessed his most personal of devices. The plan was working so far, but he wasn't doing what he was supposed to be doing next -- he was supposed to go find some place to sit down and try to figure out how to get his phone back.

Мои отношения с Чарльзом Уокером, мягко говоря, не сложились. Мы учимся вместе с первого класса, и я знаю его так же давно, как Даррела, но на этом наша общность заканчивается. Чарльз — типичный амбал, и всегда был таким. А теперь, когда он играет в американский футбол и достиг половой зрелости, вообще превратился в мордоворота. Чарльз по жизни шизанутый и подвержен приступам неудержимой ярости — в третьем классе один из его припадков стоил мне молочного зуба. Однако он нашел способ избегать неприятных последствий своей крезы — стал первым в школе стукачом.

Когда молотило начинает еще и барабанить, это кирдык. А Чарльз явно вошел во вкус и доносил школьной администрации о любых, даже самых мелочных проступках своих же товарищей. Бенсон не мог на него нарадоваться. Чарльз взял себе за правило отпрашиваться во время урока в туалет под предлогом неизвестного недомогания внутренних органов, а сам шнырял по школьным коридорам, высматривая, на кого бы накапать.

В конечном итоге именно из-за его стукачества я был вынужден расстаться со своим увлечением ролевыми играми. И сейчас мне вовсе не светило, чтобы Чарльз опять меня заложил.

— Что он делает?

— Сюда топает, вот что делает! — ответил Даррел, трясясь всем телом.

— Ладно, — сказал я. — Ладно, раз так, пойдем на чрезвычайные меры. — Я уже давно придумал этот фокус. Чарльз больше никогда не сможет достать меня. Я вынул мобильник, связался со своим домашним сервером, и тот начал действовать.

Прошло несколько секунд, и с телефоном Чарльза стало твориться что-то невообразимое. Он звенел, сигналил, щебетал и верещал на все голоса, извещая о поступающих на него одновременно десятках тысяч звонков и текстовых сообщений. К моему великому сожалению, чтобы осуществить этот наезд, мне пришлось прибегнуть к помощи ботнета, но ради достижения благой цели все средства хороши.

Ботнеты — это загробные миры, где обитают души компьютеров, инфицированных вирусами и червями. Когда ваш компьютер поражает зараза, он посылает сообщение по каналу чата на сервер IRC — ботмастеру, который и подпустил вам червя. Теперь ботмастер знает, что ваш компьютер готов исполнять все его повеления. Ботнеты обладают почти сверхъестественным могуществом, поскольку имеют в своем подчинении тысячи, даже сотни тысяч быстродействующих домашних компьютеров, разбросанных по всему Интернету и подключенных к нему современными высокоскоростными соединениями. В обычной ситуации эти компьютеры продолжают работать на своих владельцев, но стоит ботмастеру пожелать, они тут же восстанут, как зомби из могил, по первому его зову.

В Интернете скопилось так много зараженных компьютеров, что рухнула цена их почасовой аренды в ботнете. В большинстве случаев они работают на спамеров — распространителей рекламы в Интернете — в качестве дешевых, широко рассредоточенных спамботов, подбрасывая вам в электронный почтовый ящик предложения купить что-нибудь вроде таблеток для эрекции или инфицируя вашу машину новыми вирусами и тем самым вербуя ее в ряды агентов ботнета.

Я арендовал всего лишь десять секунд рабочего времени трех тысяч компов, и каждый из них послал по сети текстовое сообщение или IP-телефонный вызов на мобильник Чарльза, чей номер мне удалось надыбать во время одного судьбоносного посещения офиса Бенсона (стикер с номером был прилеплен у него на столе).

Естественно, телефон Чарльза оказался неприспособленным для того, чтобы справиться с такой нагрузкой. Сперва память мобильника захлебнулась в потоке эсэмэсок, и он перестал выполнять обычные операции вроде подачи звукового сигнала и регистрации фальшивых номеров входящих звонков (кстати, изменить свой номер на определителе принимающего телефона очень просто — наберите «spoof caller id» в поисковой строке Google, и вы узнаете пятьдесят способов, как это сделать).

Сначала Чарльз тупо уставился на зашедшийся в истерике мобильник, сосредоточенно шевеля кустистыми бровями, потом принялся яростно тыкать в него пальцем, пытаясь изгнать бесов, вселившихся в его самый близкий и любимый электронный прибор. Пока все шло, как задумано — за исключением того, что Чарльз медлил со своими дальнейшими, логически обоснованными действиями: найти укромное местечко, сесть и разобраться с помешавшимся телефоном.

- «наша общность заканчивается» — это, конечно, неверно: заканчивается не наша общность, а сходство Чарльза с Деррилом (который тут Даррел, но бог с ним);
- «и достиг половой зрелости» тоже неверно — он подсел на стероиды
- «по жизни шизанутый» — это хорошо. Пожалуй, кирдык, который случается, когда молотило начинает барабанить, — это тоже хорошо (не знаю, говорят ли так, но верю). Что такое креза, долго соображал (сначала потянуло в Древнюю Грецию)
- наезд???

И опять совершенно непоследовательная речевая характеристика: то «надыбать» и «по жизни шизанутый», то «современные высокоскоростные соединения» (рекламная листовка?) или «логически обоснованные действия» (что-то очень умное), «в поисковой строке Google» (фу!).

Русского героя регулярно плющит. Говорит, например, первоначальный герой спокойно, неокрашенно и вневозрастно: «It was flawless» — его русский двойник отзывается: «Все шло без сучка без задоринки» (это язык молодежи?). Или русского героя тянет выпендриться фразеологизмом, иногда просто-таки с комическим эффектом: «The arphid died in a shower of sparks, which was really quite lovely» — «Арфид приказал долго жить в великолепном фонтане искр» (Арфид — это окказиональный перевод авторского arphid, который представляет собой фонетическую запись слова RFID, то есть radio frequency identificator. Скажет ли арфид что-нибудь читателю — большой вопрос; меня он, подобно крезе, отправил к древним грекам с их арфами). К умным словам русского героя тоже порой зачем-то тянет: «Now, to exfiltrate the campus in perfect anonymity and make our escape». — «Теперь нам предстояло совершенно инкогнито испариться со школьной территории на желанную свободу».


Да, а грустно от всего этого почему? Потому что хоть русский перевод по художественным достоинствам гуано, но я бы и такой не сделал. Мой язык еще беднее, чем переводчиков.


linkReply

Comments:
[User Picture]From: petro_gulak
2012-10-13 11:01 pm (UTC)
Мне роман очень не понравился, а по поводу одной страницы текста (послесловия) я отписался: http://petro-gulak.livejournal.com/985639.html
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: azangru
2012-10-13 11:24 pm (UTC)
О, ведь я видел эту вашу поповоду одной страницы текста, но потом напрочь забыл. :-(
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: agrish
2012-10-14 07:27 am (UTC)
Весь вопрос, извиняйте, упирается в деньги. Такие вещи нужно переводить по всем правилам, которые давным давно изложил незабываемый Сидер Флорин (См.: Муки переводческие. III. "«Технология» перевода — подготовка" и далее). Но ведь, если будешь переводить во всю силу (сила и скорость здесь разнонаправленные функции), неизбежно протянешь ноги.
А насчет бедности языка - сдается мне, что никуда бы Вы не делись. И слова пришли бы.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: ingodo
2012-10-14 10:42 am (UTC)
Докторова (будь проклят обычай транслитерировать фамилии на -ow фамилиями на -оу. Маслоу, Доктороу, фублин!).

А кстати, подобных имён и географических названий очень много на востоке Германии, Польше, Чехии, Лужице... Treptow, Bülow, Pankow. Все знают о славянском происхождении имён, но произносят без "в", а с длинным "о" - Трептооо итд.
(Reply) (Thread)