Andrey (azangru) wrote,
Andrey
azangru

Гуковский

Несколько раз слышал похвалы Григорию Александровичу Гуковскому как одному из умнейших людей того времени, но всякий раз, когда пытался его читать, рано или поздно ломался. Вот что он пишет в 1947 году (или в 46-м? сколько там времени прошло между написанием и публикацией), когда началась борьба с космополитизмом:

Для характеристики светской петербургской культуры, сформировавшей Онегина, Пушкин не только скопляет варваризмы вообще, но варваризмы особого состава, дающие отрицаемой, разоблачаемой им культуре еще и дополнительные, уточненные определения. Их в основном два. Во-первых, иноземная лексика I главы романа – вовсе не лексика какой-нибудь одной западной страны, а, наоборот, она составляет смесь различных западных языков. Тут и французские слова (Madame, Monsieur, entrechat, бульвар, котлеты), и английские (roast-beef, beef-steak,Child-Harold) немецкое «васисдас», и общеевропейские слова цивилизации (античные по происхождению) – гений, анекдоты, эпиграммы, и латинское vale. Это обстоятельство идеологически ответственно: если бы все или большинство варваризмов здесь происходили из одного языка, они могли бы говорить просто о влиянии одной национальной культуры на другую, например, французской на русскую. Французский язык, французская культура – это выражение истории французского народа. Если бы культура Онегина была в основе своей хоть и не русской, а, скажем, французской – это было бы не то, о чем хочет сказать Пушкин. В этом случае культура Онегина была бы подменена в национальном отношении, но не обязательно опустошена, обессмыслена. Она опиралась бы на творческую жизнь чужого народа, но народа, нации, т.е. исторически закономерной реальности. Между тем, по Пушкину, культура Онегина, формирующая его характер в I главе, не опирается ни на какую народно-национальную реальность, и, следовательно, она иллюзорна, фиктивна, ложна. Иноземность этой культуры – это не столько импортированность её, сколько вненародность. Эта культура не принадлежит никакому народу. В Париже, в Лондоне, в Мадриде она одинаково вненациональна. Это культура общеевропейского «света», и она повсюду пуста, повсюду плодит лишних людей, повсюду губительна. Это культура дворянская, верхушечная, светская. Во всех столицах в «свете» говорят на одном языке, носят одинаковое платье, одинаково бездельничают. Эта культура также лишена национальных признаков, как монархи (тираны) всей Европы вовсе не имеют национальности (какова национальность людей, в течение столетий женившихся только на дочерях иноземных монархов, и в основе своей общественной функции – врагов своих народов?). Да ведь и дворянский «свет» недалеко ушел в этом отношении от своих монархов во всех странах, в том числе в России. «Немецкий» царь, немцы при дворе и на верхах власти, французы (Ришелье, де Рибас и др.), проходимцы всех стран, и русские, забывшие о своей стране, таков высший слой в России. Итак, варваризмы I главы «Евгения Онегина» говорят о принципиальной всенародности космополитической культуры Онегина.

Нет, я понимаю, забитый, запуганный, постоянно ждущий ареста интеллигент, но чтобы так наловчиться держать нос по ветру? М-м-м....
Subscribe

  • (no subject)

    Also, Google's documentation style guide. With the latest trends about the correct language, obvi. This one via HN.

  • (no subject)

    Google's document on how they build Chrome dev tools with web components. And yeah, it includes a special dance for some semblance of type safety,…

  • (no subject)

    On the ideology in the industry: A guest on a podcast: There was a thread on Twitter the other day, with Adam Rackis, and he had made a comment…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments