Andrey (azangru) wrote,
Andrey
azangru

Categories:

Чуковский, "Дон Жуан" и Гнедич

Хорошо Корней Иванычу: ему в «Высоком искусстве» вполне ясно, что переведшая байроновского «Дон Жуана» Т. Гнедич — молодец, а Шенгели — зря старался, потому что буквалист. И он (Чуковский) приводит отрывок из гнедичевского перевода, чтобы показать читателю, насколько он хорош. Без оригинала, без сравнения с другими переводами. Просто — хорош. И читатель соглашается: действительно хорош, боек, легок и воздушен. Но если сравнить этот отрывок Гнедич — ну, положим, с Шенгели, то я, например, погружаюсь в отчаяние, потому что я не понимаю, какой из этих двух вариантов заметно лучше. У Гнедич — благодаря ее пятистопнику — стих читается легче, да; у Шенгели из-за избранного им шестистопного ямба стихи получаются более основательными, массивными — но нету же там той «тяжеловесности неудобочитаемых фраз», о которой говорит Чуковский! А за счет дополнительного пространства, которое получает Шенгели в шестистопнике, он гораздо точнее передает подлинник (там, где не ошибается). И я в растерянности. Если шенгелевский стих так плох; если гнедичевский так хорош, то я совершенно не слышу стиха.

Вот образец из перевода Гнедич, который дает Чуковский. Я добавил к нему оригинал и соответствующее место у Шенгели.



Байрон

Шенгели

Гнедич

145

145

145

During this inquisition, Julia’s tongue

Was not asleep—’Yes, search and search,’ she cried,

’Insult on insult heap, and wrong on wrong!

It was for this that I became a bride!

For this in silence I have suffer’d long

A husband like Alfonso at my side;

But now I ’ll bear no more, nor here remain,

If there be law or lawyers in all Spain.

А джульин язычок побушевал немало

Во время обыска: "Ищите же, подлец,

Ищите! К сраму срам! Щедрей! — она кричала, —

Так вот для этого пошла я под венец!

Для этого — года в безмолвии страдала

С подобным муженьком! Но есть всему конец!

Терпеть не стану я! Покину дом проклятый,

Коль есть в Испании суды и адвокаты!

"Ищите всюду! — Юлия кричала. —

 

Отныне ваша низость мне ясна!

Как долго я терпела и молчала,

Такому зверю в жертву отдана!

Смириться попыталась я сначала!

Альфонсо! Я вам больше не жена!

Я не стерплю! Я говорю заранее!

И суд и право я найду в Испании!

 

146

146

146

’Yes, Don Alfonso! husband now no more,

If ever you indeed deserved the name,

Is ’t worthy of your years?—you have threescore—

Fifty, or sixty, it is all the same—

Is ’t wise or fitting, causeless to explore

For facts against a virtuous woman’s fame?

Ungrateful, perjured, barbarous Don Alfonso,

How dare you think your lady would go on so?

"Да, дон Альфонсо, да! Вы не супруг мне впредь,

Хоть это имя вам и не к лицу! О боже!

Достойно ль ваших лет, — вам шесть десятков ведь -

Ну да, пять или шесть, — нет разницы, всё то же, —

Достойно ль, мудро ли так на жену глядеть,

Так честь ее марать, что жизни ей дороже?

Вы варвар! Изверг вы! Наглец! Тиран вдвойне!

Как смели думать так вы о своей жене?

Вы мне не муж, Альфонсо! Спору нет, —

Вам и названье это не пристало!

Подумайте! Вам трижды двадцать лет

За пятьдесят — и то уже немало!

Вы грубостью попрали этикет!

Вы чести осквернили покрывало!

Вы негодяй, вы варвар, вы злодей, —

Но вы жены не знаете своей!..

147

147

147

’Is it for this I have disdain’d to hold

The common privileges of my sex?

That I have chosen a confessor so old

And deaf, that any other it would vex,

And never once he has had cause to scold,

But found my very innocence perplex

So much, he always doubted I was married—

How sorry you will be when I ’ve miscarried!

"И отказалась я для изверга такого

От женских прав моих, избрав духовником

Столь престарелого аббата, столь глухого,

Что не хотел никто и помышлять о нем.

И укоризны я не слышала ни слова

Ни разу от него! Он допускал с трудом,

Что я - в замужестве, мою невинность видя!

О, как бы он скорбел, узрев меня в обиде!

Напрасно, вам доставить не желая

Ревнивого волненья, вопреки

Советам всех подруг, себе взяла я

Глухого старика в духовники!

Но даже он однажды, отпуская

Мои невинно-детские грехи,

С улыбкою сказал шутливо все же,

Что я на дам замужних не похожа!

148

148

148

’Was it for this that no Cortejo e’er

I yet have chosen from out the youth of Seville?

Is it for this I scarce went anywhere,

Except to bull-fights, mass, play, rout, and revel?

Is it for this, whate’er my suitors were,

I favor’d none—nay, was almost uncivil?

Is it for this that General Count O’Reilly,

Who took Algiers, declares I used him vilely?

"Итак, для этого я не желала брать

В cortejo никого из юных севильянцев!

Сидела взаперти года, коль не считать

Месс, тавромахии, театра, раутов, танцев!

Для этого моих поклонников страдать

Я заставляла, — всех, и даже иностранцев,

Что уж невежливо. О’Рили, генерал,

Что взял Алжир, и тот мою суровость клял.

Из юношей Севильи никого

Моим кортехо я не называла.

Что видела я в жизни? — Ничего!

Бои быков, балы да карнавалы!

Суровой честью нрава моего

Я всех моих поклонников пугала!

Сам граф О’Рилли мной отвергнут был,

Хоть он Алжир геройски покорил.

149

149

149

’Did not the Italian Musico Cazzani

Sing at my heart six months at least in vain?

Did not his countryman, Count Corniani,

Call me the only virtuous wife in Spain?

Were there not also Russians, English, many?

The Count Strongstroganoff I put in pain,

And Lord Mount Coffeehouse, the Irish peer,

Who kill’d himself for love (with wine) last year.

"А римский музыкант, блистательный Каццани,

Не пел полгода мне напрасно серенад?

Не утверждал его земляк, граф Корниани,

Что всех испанских дам я чище во сто крат?

А эти русские, а эти англичане?

Сам граф Стронгстроганов был мною ввергнут в ад.

А тот, ирландский пэр, лорд О’Трактир, влюбившись

В меня, не так давно убил себя, опившись!

Не мне ли итальянец, граф Каццани,

Шесть месяцев романсы распевал?

И не меня ли друг его, Корньяни,

Испанской добродетелью назвал?

У ног моих бывали англичане,

Граф Строганов к любви моей взывал,

Лорд Кофихаус, не вымолив пощады,

Убил себя вином в пылу досады!

 

150

150

150

’Have I not had two bishops at my feet,

The Duke of Ichar, and Don Fernan Nunez?

And is it thus a faithful wife you treat?

I wonder in what quarter now the moon is:

I praise your vast forbearance not to beat

Me also, since the time so opportune is—

O, valiant man! with sword drawn and cock’d trigger,

Now, tell me, don’t you cut a pretty figure?

"Не два ль епископа (дон Фернан Нуньец и —

Сам герцог Айшерский) у ног моих лежали?

И мне бросаете вы мерзости свои?

Не полнолуние ль теперь у нас? Едва ли

Я удивлюсь, коль вы, в похвальном забытьи,

Меня прибьете. Что ж: начните, без печали.

О, храбрый воин мой! Меч, пистолет, — увы!

Скажите мне теперь: ну, не прелестны вы?

А как в меня епископ был влюблен?

А герцог Айкр? А дон Фернандо Нуньес?

Так вот каков удел покорных жен:

Нас оскорбляет бешеный безумец —

К себе домой нахально, как в притон,

Приводит он ораву с грязных улиц!

Ну, что же вы стоите? Может быть,

Жену вы пожелаете избить?

 

151

151

151

’Was it for this you took your sudden journey.

Under pretence of business indispensable

With that sublime of rascals your attorney,

Whom I see standing there, and looking sensible

Of having play’d the fool? though both I spurn, he

Deserves the worst, his conduct ’s less defensible,

Because, no doubt, ’t was for his dirty fee,

And not from any love to you nor me.

«Так вот он, ваш отъезд поспешный под предлогом

Дел неотложных, с ним, вон с ним, с канальей той,

Со стряпчим вашим! Ишь! Стоит в молчанье строгом.

Смущен, что дурака свалял передо мной!

Из вас, двух подлецов, мерзее — он; я богом

Клянусь: прощения нет гадости такой, —

Ведь он на гонорар презренный свой польстился,

А не за вашу честь ревниво оскорбился.

Так вот зачем вчера вы толковали,

Что будто уезжаете куда-то!

Я вижу, вы законника призвали:

Подлец молчит и смотрит виновато!

Такую массу глупостей едва ли

Придумали бы вы без адвоката!

Ему же не нужны ни вы, ни я, —

Лишь низменная выгода своя!

152

152

152

’If he comes here to take a deposition,

By all means let the gentleman proceed;

You ’ve made the apartment in a fit condition:

There ’s pen and ink for you, sir, when you need—

Let every thing be noted with precision,

I would not you for nothing should be fee’d—

But, as my maid ’s undrest, pray turn your spies out.’

’Oh!’ sobb’d Antonia, ’I could tear their eyes out.’

«А если протокол составить хочет он,

Пожалуйста, прошу, — какие тут стесненья?

Мой милый уголок умело разгромлен;

Берите же перо, — вон там, — без промедленья,

Составьте точный акт, — вы знаете закон, —

Ужели плату брать вам так, за погляденье?

Но девушка моя раздета; вон крючки!» —

«О, — взвыла та, — сейчас я им вцеплюсь в зрачки!» —

Вы комнату отлично перерыли, —

Быть может, он напишет протокол?

Не зря ж ему вы деньги заплатили!

Прошу вас, сударь, вот сюда, за стол!

А вы бы, дон Альфонсо, попросили,

Чтоб этот сброд из комнаты ушел:

Антонии, я вижу, стыдно тоже!’

(Та всхлипнула: ’Я наплюю им в рожи!’)

153

153

153

’There is the closet, there the toilet, there

The antechamber—search them under, over;

There is the sofa, there the great arm-chair,

The chimney—which would really hold a lover.

I wish to sleep, and beg you will take care

And make no further noise, till you discover

The secret cavern of this lurking treasure—

And when ’t is found, let me, too, have that pleasure.

"Вот здесь мой туалет, вот будуар, вот это

Прихожая, - везде ищите, здесь и там.

Вот кресло, вот софа, — здесь нет крупней предмета, —

Камин, — в нем скроется любовник, пополам

Согнувшись. Но — я спать хочу. Хоть до рассвета

Копайтесь, но прошу: умерьте шум и гам.

Когда ж найдете грот с бесценным вашим кладом,

Позвольте мне взглянуть хотя бы беглым взглядом.

’Ну, что же вы стоите? Вот комод!

В камине можно спрятаться! В диване!

Для карлика и кресло подойдет!

Я больше говорить не в состоянье!

Я спать хочу! Уже четыре бьет!

В прихожей поискали бы! В чулане!

Найдете - не забудьте показать:

Я жажду это диво увидать!

154

154

154

’And now, Hidalgo! now that you have thrown

Doubt upon me, confusion over all,

Pray have the courtesy to make it known

Who is the man you search for? how d’ ye cal

Him? what ’s his lineage? let him but be shown—

I hope he ’s young and handsome—is he tall?

Tell me—and be assured, that since you stain

My honour thus, it shall not be in vain.

"Коль мысли гнусные, гидальго, вам подстать,

И с подозреньями явились вы такими,

Не будете ли вы любезны мне сказать,

Кого вы ищете? Какое носит имя

Он? Кто его родня? Хотелось бы мне знать,

Что он - хорош и юн? И ростом меж другими

Он выделяется? Я, от стыда горя,

Хочу увериться, что срам терплю не зря.

Ну что ж, идальго? Ваши подозренья

Пока вы не успели подтвердить?

Скажите нам хотя бы в утешенье:

Кого вы здесь надеялись открыть?

Его происхожденье? Положенье?

Он молод и прекрасен, может быть?

Поскольку мне уж больше нет спасенья,

Я оправдаю ваши опасенья!

155

155

155

’At least, perhaps, he has not sixty years,

At that age he would be too old for slaughter,

Or for so young a husband’s jealous fears

(Antonia! let me have a glass of water).

I am ashamed of having shed these tears,

They are unworthy of my father’s daughter;

My mother dream’d not in my natal hour

That I should fall into a monster’s power.

"Надеюсь, что ему не шестьдесят минуло?

Он был бы слишком стар, чтоб юный муж мой мог,

Приревновав меня, в него направить дуло

(Дай мне, Антония, воды). В груди комок.

Мне стыдно этих слез: я точно обманула

Доверие отца, кто был столь тверд и строг.

О, думала ли мать в миг моего рожденья,

Что я чудовищу достанусь на съеденье?

Надеюсь, что ему не пятьдесят?

Тогда бы вы не стали торопиться,

Свою жену ревнуя невпопад!..

Антония!! Подайте мне напиться!!

Я на отца похожа, говорят:

Испанке гордой плакать не годится!

Но чувствовала ль матушка моя,

Что извергу достанусь в жертву я!

156

156

156

’Perhaps ’t is of Antonia you are jealous,

You saw that she was sleeping by my side

When you broke in upon us with your fellows:

Look where you please—we ’ve nothing, sir, to hide;

Only another time, I trust, you ’ll tell us,

Or for the sake of decency abide

A moment at the door, that we may be

Drest to receive so much good company.

«Уж не к Антонии ль приревновать моей

Вы вздумали? Ведь мы лежали с нею вместе,

Когда ввалились вы с оравою своей.

Ищите ж, сударь мой, — что мне скрывать, по чести?

Но в следующий раз случитесь у дверей,

Хоть из приличия не сразу в спальню лезьте

И дайте время нам одеться кое-как,

Чтоб вежливо принять столь милых забияк.

Быть может, вас Антония смутила:

Вы видели — она спала со мной,

Когда я вашей банде дверь открыла!

Хотя бы из пристойности одной

На будущее я бы вас просила,

Когда обход свершаете ночной,

Немного подождать у этой двери

И дать одеться нам по крайней мере!..’



Из того, что бросается в глаза:


Строфа 145

Гн.: «Смириться попыталась я сначала!» — зря


Строфа 146

Ш.: «Вы не супруг мне впредь, хоть это имя вам и не к лицу» — странно и непонятно.


Строфа 147

Ш.: «Что не хотел никто и помышлять о нем» — эротический подтекст; зря.

Ш.: «Он допускал с трудом, Что я — в замужестве, мою невинность видя!» — лучше, чем Гн.: «С улыбкою сказал шутливо все же, что я на дам замужних не похожа!»

Ни у кого нет идеи «How sorry you will be when I ’ve miscarried!» (причем такое ощущение, что Ш. попытался, но не понял, что написано)


Строфа 148:

Гн.: «Что видела я в жизни? — Ничего! Бои быков, балы да карнавалы!» — хорошо!


Строфа 150:

Ш.: «Не два ль епископа (дон Фернан Нуньец и — Сам герцог Айшерский)» — не уверен, но мне кажется, что Ш. ошибся: епископы, дон и герцог — это четыре разных человека.

Ш.: «Меч, пистолет, — увы!» — фи!


Строфа 151:

Ш.: «с ним, вон с ним, с канальей той, со стряпчим вашим! Ишь! Стоит...» — хорошо


Строфа 152

pray turn your spies out.’ - не знаю, относится ли это в том числе к адвокату (как решил Ш.) или нет


Строфа 153:

Гн.: «Для карлика и кресло подойдет!» — хорошо! Правда, не знаю, откуда Ш. и Гн. оба берут идею о маленьком размере (скроется любовник, пополам согнувшись; для карлика и кресло подойдет)


Строфа 154:

since you stain My honour thus, it shall not be in vain — похоже, Гн. правильно поняла смысл, а Ш. — нет.


Строфа 155

Мне больше нравится в исполнении Ш.


Строфа 156

Гн.: «она спала со мной, Когда я вашей банде дверь открыла» — не плохо? Или спишем на особенности разговорного языка?
Subscribe

  • Via Twitter

    Via a tweet, but I thought I'd get my own copy. A beautiful illustration of how a caption totally misrepresents what's been captured in the photo.…

  • (no subject)

    Here's an extract from Uncle Bob's book Clean Agile. Although he has fallen out of grace with the champions of social justice, the sentiment…

  • (no subject)

    Twelve thousand people pressed the button. Obviously most of them his followers, but still... interesting:

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Via Twitter

    Via a tweet, but I thought I'd get my own copy. A beautiful illustration of how a caption totally misrepresents what's been captured in the photo.…

  • (no subject)

    Here's an extract from Uncle Bob's book Clean Agile. Although he has fallen out of grace with the champions of social justice, the sentiment…

  • (no subject)

    Twelve thousand people pressed the button. Obviously most of them his followers, but still... interesting: