Andrey (azangru) wrote,
Andrey
azangru

Categories:

Немного Сэлинджера (параллельные тексты, конец)

Еще немного параллельных отрывков.


Ловец на хлебном поле

<...>

Над пропастью во ржи

<...>

Catcher in the Rye

<...>

Только пока я шел по лестнице, вдруг ни с того ни с сего просек, что сейчас опять сблюю. Только не сблевал. Присел на ступеньку и получшело. А пока сидел, заметил такую вот долбанутую фигню. На стене кто-то написал «хуй вам». Я, нафиг, чуть на потолок не полез. Прикинул, как Фиби и прочие малявки увидят такое и не поймут, что, нахер, это вообще значит, а потом какой-нибудь гнусный пацан им возьмет и объяснит — само собой, сикось-накось, — и они станут про это думать, и, может даже, заколотит их на день-другой. Убить вообще того, кто это написал. Наверно, какой-нибудь шароомыжник-извращенец среди ночи проник в школу отлить или как-то, а потом написал на стене. Я все прикидывал, как я его ловлю за этим занятием, как башку ему размазываю по ступенькам, пока не сдохнет, нахер, до конца, весь в кровище. Только еще я просекал, что кишка у меня тонка так сделать. Точняк. От этого мне еще тоскливей стало. У меня едва кишки-то хватило рукой это стереть, сказать вам правду. Я все ссал, что какой-нибудь препод меня поймает и решит, что это я накорябал. Только в конце концов я все равно стер. А потом двинул дальше к учительской.

Когда я подымался по лестнице, меня опять начало мутить, но потом обошлось. Я только присел на минутку и почувствовал себя лучше. Но тут я увидел одну штуку, которая меня взбесила. Кто-то написал на стене похабщину. Я просто взбесился от злости. Только представьте себе, как Фиби и другие малыши увидят и начнут спрашивать, что это такое, а какой-нибудь грязный мальчишка им начнет объяснять - да еще по-дурацки, — что это значит, и они начнут думать о таких вещах и расстраиваться. Я готов был убить того, кто это написал. Я представил себе, что какой-нибудь мерзавец, развратник залез в школу поздно ночью за нуждой, а потом написал на стене эти слова. И вообразил, как я его ловлю на месте преступления и бью головой о каменную лестницу, пока он не издохнет, обливаясь кровью. Но я подумал, что не хватит у меня на это смелости. Я себя знаю. И от этого мне стало еще хуже на душе. По правде говоря, у меня даже не хватало смелости стереть эту гадость. Я испугался — а вдруг кто-нибудь из учителей увидит, как я стираю надпись, и подумает, что это я написал. Но потом я все-таки стер. Стер и пошел в канцелярию директора.

While I was walking up the stairs, though, all of a sudden I thought I was going to puke again. Only, I didn’t. I sat down for a second, and then I felt better. But while I was sitting down, I saw something that drove me crazy. Somebody’d written «Fuck you» on the wall. It drove me damn near crazy. I thought how Phoebe and all the other little kids would see it, and how they’d wonder what the hell it meant, and then finally some dirty kid would tell them-all cockeyed, naturally-what it meant, and how they’d all think about it and maybe even worry about it for a couple of days. I kept wanting to kill whoever’d written it. I figured it was some perverty bum that’d sneaked in the school late at night to take a leak or something and then wrote it on the wall. I kept picturing myself catching him at it, and how I’d smash his head on the stone steps till he was good and goddam dead and bloody. But I knew, too, I wouldn’t have the guts to do it. I knew that. That made me even more depressed. I hardly even had the guts to rub it off the wall with my hand, if you want to know the truth. I was afraid some teacher would catch me rubbing it off and would think I’d written it. But I rubbed it out anyway, finally. Then I went on up to the principal’s office.

<...>

<...>

<...>

Пока я ждал Фиби в музее, на самом входе и всяко-разно, подваливают ко мне два таких малявки и спрашивают, не знаю ли я, где тут мумии. У того пацанчика, что спрашивал, ширинка расстегнулась. Я ему про это сказал. И он штаны свои застегнул — прямо там же, где стоял и со мной разговаривал, - ни за колонну не стал заходить, ничего. Я чуть не сдох. Заржал бы, только испугался, что опять блевать потянет, поэтому не стал.

Пока я ждал Фиби у самого входа в музей, подошли двое ребятишек и спросили меня, не знаю ли я, где мумии. У того мальчишки, который спрашивал, штаны были расстегнуты. Я ему велел застегнуться. И он застегивался прямо передо мной, не стесняясь, даже не зашел за колонну или за угол. Умора. Я, наверно, расхохотался бы, но побоялся, что меня опять начнет мутить, и сдержался.

While I was waiting around for Phoebe in the museum, right inside the doors and all, these two little kids came up to me and asked me if I knew where the mummies were. The one little kid, the one that asked me, had his pants open. I told him about it. So he buttoned them up right where he was standing talking to me-he didn’t even bother to go behind a post or anything. He killed me. I would’ve laughed, but I was afraid I’d feel like vomiting again, so I didn’t.

— Где тут мумии, дядя? — снова спрашивает пацан. — Не в курсе?

— Где эти мумии, а? — повторил мальчишка. — Вы знаете, где они?

«Where’re the mummies, fella?» the kid said again. «Ya know?»

Я чуть повалял с ними дурака.

Я решил их поддразнить.

I horsed around with the two of them a little bit.

— Мумии? — спрашиваю одного. —  Эт чего?

— Мумии? — спрашиваю. — А что это такое?

«The mummies? What’re they?» I asked the one kid.

— Ну мумии. Знаете, трупаки такие. Их еще в рыбницах хоронят.

— Ну, сами знаете. Мумии, мертвяки. Их еще хоронят в пираминах.

«You know. The mummies-them dead guys. That get buried in them toons and all.»

В рыбницах. Я чуть не сдох. Он гробницы имел в виду.

В пираминах! Вот умора. Это он про пирамиды.

Toons. That killed me. He meant tombs.

— А вы, парни, чего не в школе? - спрашиваю.

— А почему вы не в школе, ребята? - спрашиваю.

«How come you two guys aren’t in school?» I said.

— Уроков нет, — отвечает тот, который разговаривал. Врет, гаденыш, видно же, как я не знаю что. А мне все равно делать нефиг, пока Фиби не придет, поэтому я помог им найти, где мумии. Ух, я ж раньше точно знал, где они, только в музее этом уже много лет не был.

— Нет занятий, - говорит тот, что все время разговаривал. Я видел, что он врет, подлец. Но мне все равно нечего было делать до прихода Фиби, и я повел их туда, где лежали мумии. Раньше я точно знал, где они лежат, только я тут лет сто не был.

 

«No school t’day,» the kid that did all the talking said. He was lying, sure as I’m alive, the little bastard. I didn’t have anything to do, though, till old Phoebe showed up, so I helped them find the place where the mummies were. Boy, I used to know exactly where they were, but I hadn’t been in that museum in years.

— А вас мумии интересуют? —  спрашиваю.

— А вам интересно посмотреть мумии? — спрашиваю.

«You two guys so interested in mummies?» I said.

— Ну.

— Ага.

«Yeah».

— А твой дружбан говорить умеет? — спрашиваю.

— А твой приятель немой, что ли?

«Can’t your friend talk?» I said.

— Он не дружбан. Он мне братан.

— Он мне не приятель, он мой братишка.

«He ain’t my friend. He’s my brudda».

— Так может говорить? — Я поглядел на того, который и рта не раскрыл. — Ты вообще говорить умеешь?

— Разве он не умеет говорить? - спрашиваю я. — Ты что, говорить не умеешь?

«Can’t he talk?» I looked at the one that wasn’t doing any talking. «Can’t you talk at all?» I asked him.

— Ну, — отвечает. — Тока не хочу.

— Умею, — отвечает. — Только не хочу.

«Yeah», he said. «I don’t feel like it».

Наконец мы нашли мумий, заходим.

Наконец мы нашли вход в галерею, где лежали мумии.

Finally we found the place where the mummies were, and we went in.

— Знаешь, как египтяне покойников хоронили? — спрашиваю пацана.

— А вы знаете, как египтяне хоронили своих мертвецов? — спрашиваю я разговорчивого мальчишку.

«You know how the Egyptians buried their dead?» I asked the one kid.

— Не-а.

— Не-е-е...

«Naa».

— А пора бы. Очень интересно. Оборачивали им лица такими тряпками, которые вымачивали в каком-то секретном химикате. И так они тыщи лет могли в своих гробницах лежать, и лица у них не гнили, ничего. Никто так больше не умеет, только египтяне. Даже современная наука.

— А надо бы знать. Это очень интересно. Они закутывали им головы в такие ткани, которые пропитывались особым секретным составом. И тогда можно было их хоронить хоть на тысячу лет, и все равно головы у них не сгнивали. Никто не умел это делать, кроме египтян. Современная наука и то не знает, как это делается.

«Well, you should. It’s very interesting. They wrapped their faces up in these cloths that were treated with some secret chemical. That way they could be buried in their tombs for thousands of years and their faces wouldn’t rot or anything. Nobody knows how to do it except the Egyptians. Even modern science».

А чтоб добраться к мумиям, надо по такому как бы узкому коридору пройти с камнями сбоку, которые вытащили прямо из этой гробницы фараона и всяко-разно. Там вполне себе жутко и сразу видно, что этим фертикам не очень в струю. Жались ко мне, как я не знаю что, а тот, который ни фига не разговаривал, чуть ли не за рукав мне цеплялся.

Чтобы увидеть мумии, надо было пройти по очень узкому переходу, выложенному плитами, взятыми прямо с могилы фараона. Довольно жуткое место, и я видел, что эти два молодца, которых я вел, здорово трусили. Они прижимались ко мне, как котята, а неразговорчивый даже вцепился в мой рукав.

To get to where the mummies were, you had to go down this very narrow sort of hall with stones on the side that they’d taken right out of this Pharaoh’s tomb and all. It was pretty spooky, and you could tell the two hot-shots I was with weren’t enjoying it too much. They stuck close as hell to me, and the one that didn’t talk at all practically was holding onto my sleeve.

— Пошли, а? — брату своему говорит. — Я их уже видал. Ну пошли, а? - Потом развернулся и дал деру.

— Пойдем домой, — сказал он вдруг. — Я уже все видел. Пойдем скорее! - Он повернулся и побежал.

«Let’s go», he said to his brother. «I seen ’em awreddy. C’mon, hey». He turned around and beat it.

— Он ссыт, как водопад просто, - второй говорит. — Пока! — И тоже дернул.

— Он трусишка, всего боится! - сказал другой. — Пока! — И тоже побежал за первым.

«He’s got a yella streak a mile wide», the other one said. «So long!» He beat it too.

Поэтому я в гробнице остался один. Мне как бы в жилу в каком-то смысле. Там нормально так, спокойно. А потом вдруг — ни за что не угадаете, чего я там увидел на стене. Еще один «хуй вам». Красным карандашом или как-то, прямо под стеклом, под камнями.

Я остался один среди могильных плит. Мне тут нравилось — тихо, спокойно. И вдруг я увидел на стене — догадайтесь, что? Опять похабщина! Красным карандашом, прямо под стеклянной витриной, на камне.

I was the only one left in the tomb then. I sort of liked it, in a way. It was so nice and peaceful. Then, all of a sudden, you’d never guess what I saw on the wall. Another «Fuck you». It was written with a red crayon or something, right under the glass part of the wall, under the stones.

Вот где засада вся. Даже такого места не найдешь, где нормально и спокойно, потому что нет таких мест. Только думаешь, что есть, а доберешься до него, чуть отвернешься — и кто-нибудь подлезет втихушку и прямо у тебя перед носом напишет «хуй вам». Сами попробуйте. Я так даже прикидываю, что вот сдохну когда-нибудь, и сунут меня в могилу на кладбище, и будет у меня надгробье и всяко-разно, и на нем «Холден Колфилд» написано, а потом год, когда родился, и год, когда помер, а прямо под низом будет: «хуй вам». К бабке не ходи.

В этом-то и все несчастье. Нельзя найти спокойное, тихое место — нет его на свете. Иногда подумаешь - а может, есть, но пока ты туда доберешься, кто-нибудь прокрадется перед тобой и напишет похабщину прямо перед твоим носом. Проверьте сами. Мне иногда кажется — вот я умру, попаду на кладбище, поставят надо мной памятник, напишут «Холден Колфилд», и год рождения, и год смерти, а под всем этим кто-нибудь нацарапает похабщину. Уверен, что так оно и будет.

That’s the whole trouble. You can’t ever find a place that’s nice and peaceful, because there isn’t any. You may think there is, but once you get there, when you’re not looking, somebody’ll sneak up and write «Fuck you» right under your nose. Try it sometime. I think, even, if I ever die, and they stick me in a cemetery, and I have a tombstone and all, it’ll say «Holden Caulfield» on it, and then what year I was born and what year I died, and then right under that it’ll say «Fuck you». I’m positive, in fact.

Subscribe

  • (no subject)

    The two guys sitting across the table opposite to each other are two Ukrainian brothers who arrived in the US as teenagers: Twin brothers Artur and…

  • (no subject)

    Course description: In today's business world there are massive goals around diversity and inclusion and you are empowered to lead the way as…

  • Via Reddit

    I didn't know what the operation game was, so I looked it up. The guy, indeed, is clearly awake: I only learnt about charlie horse from King's…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • (no subject)

    The two guys sitting across the table opposite to each other are two Ukrainian brothers who arrived in the US as teenagers: Twin brothers Artur and…

  • (no subject)

    Course description: In today's business world there are massive goals around diversity and inclusion and you are empowered to lead the way as…

  • Via Reddit

    I didn't know what the operation game was, so I looked it up. The guy, indeed, is clearly awake: I only learnt about charlie horse from King's…