November 7th, 2015

Повседневное

А я сегодня случайно телевизор увидел. Аккурат когда по нему новости передавали. И там с надрывом в голосе, значит, про французский журнал (или газету? печатную продукцию в общем) сообщали. Минут пять. Оскорбительно, мол. Оскорбляет родственников погибших. Как нужно было произвольно взятому родственнику погибших изловчиться, чтобы заполучить французскую печатную продукцию и оскорбиться, до того как подключились профессиональные оскорбленные, не уточнялось.

А потом, блин, оказалось, что французскую печатную продукцию обсуждают в соцсетях. Что, что должно двигать людьми, чтобы вообще как-то заботиться о французской печатной продукции и спорить по ее поводу с другими?


А еще услышал Пархоменку. Который говорил про «документ под названием „Концепция государственной политики в области увековечения памяти жертв политических репрессий“». В документе, говорил, «написано, что не существует никаких оправданий и невозможно никакими интересами момента, и никакой целесообразностью, и никакой необходимостью оправдывать массовые политические репрессии сталинского времени». Это, говорит, «послание прямо непосредственно в лоб, в переносицу патриарху Кириллу, который два дня тому назад сказал прямо противоположные вещи». Я чего-то пропустил, наверное, потому что Кирилл мне до отвращения неинтересен, но разве он «оправдывал массовые политические репрессии сталинского времени»? Разве говорил что-нибудь типа того, что массовые политические репрессии сталинского времени были делом хорошим/нужным/полезным/приемлемым/неоднозначным или чего-нибудь в этом роде? Разве не сказал что-то типа того, что в тридцатые годы было много хренового, но и чего-то там хорошее тоже было?

Про пользу от RT

Передача Cross Talk, которую ведет Питер Лавелл, часто довольно безумная (особенно когда он пытается перекричать тех, кто высказывает противоположное его взглядам мнение) и повторяющаяся, но из нее я узнал про существование английского многосерийного документального фильма The World at War начала семидесятых годов, который очень хороший.

(no subject)

Из Фейсбука: критика перевода в духе текущего момента.



Такая красота. Разве ж интересно было бы если б просто появился новый перевод в ряду переводов? Нет, совсем неинтересно. А так — интрига. Русские (виноват, советские) переводчики десять лет рожали-рожали, после чего образцово бесчувственно нахамили (там части речи в процитированном первом предложении чуть-чуть другие, но какая разница). А по-английски читать — так это ж специальный словарь джойсовской лексики нужен (англофонам не нужен поди — им-то все понятно, вообще неведомо для кого лекционные курсы по «Улиссу» читают). А тут — оба-на, недурной, и музыка там, значит, по крайней мере, и простой народ теперь читать потянется, не только фанаты и спецы — не чета дурацкому русскому.