June 17th, 2015

Антропологическое

Время от времени я спрашиваю себя, зачем люди читают.
И, понятное дело, не нахожу ответа (которого, понятно, нет: у разных разные причины).
Но это не останавливает меня от того, чтобы снова удивляться и снова спрашивать себя, зачем люди читают.

Вот, например, авва прочитал интервью с дяденькой Аствацатуровым (вам интересен дяденька Аствацатуров? мне не очень). И какие-то места ему в этом интервью не понравилось. И после этого он задается таким вопросом:



Спрашивается, а в чем вообще смысл читать его книги (до интервью? без интервью? вне интервью?)?
Спрашивается вновь, в чем вообще смысл читать книги?
И еще спрашивается, разве мнения автора распространяются ретроградно на достоинства книги?

Например. Я не читал дяденьку Аствацатурова (и не планирую — я вообще очень мало читаю). Но сколько-то лет назад читал первые три «дозора» Лукьяненки. И получил от них удовольствие, примерно сопоставимое с удовольствием от «Гарри Поттера». Спрашивается, стал бы я читать или смотреть «дозоры», если бы Лукьяненко был для меня не просто эдаким набором звуков в воздухе или букв на обложке, как тогда, а хоть и виртуальной, но все-таки оформленной сущностью, наделенной каким-то странным сознанием, как сейчас? Скорее всего, не стал бы. Не лишил бы я себя тем самым определенного удовольствия? Лишил бы. Глупо? Глупо.