May 7th, 2014

(no subject)

Очень частый риторический прием в социальных сетях и дешевой журналистике; прием, который продолжает вызывать во мне недоуменное раздражение, выливающееся в тягу как-то его каталогизировать и систематизировать. Всеохватное «мы». Вот такое:

«Все мы с напряжением смотрим и читаем новости про события, происходящие на Украине и – ругаемся. С родственниками, друзьями, «френдами» в социальных сетях. С теми, кто не разделяет нашу точку зрения на события».

Нет, не все мы: я почти не смотрю, не читаю и не ругаюсь — ни с родственниками, ни с друзьями, ни с френдами в социальных сетях. Стало быть, я не вхожу в аудиторию автора. Ну, что ж...

(no subject)

Кстати, для каталогизации вот еще один довольно распространенный сантимент типа какие вы сволочи, что на ваши налоги ваши паханы мутят всякую херню, а вы делаете вид, что вас это не касается.

Нечто похожее видел у Романа Лейбова; эта же мысль регулярно звучит у Гасана Гусейнова.

Какая-то модификация на тему достоевских карамазовых, по-моему.

Что-то, наверное, в этом есть, но мне оно глубоко непонятно, странно и чуждо. 

Подумалось...

Это, наверное, банальнейшая мысль, которая была проговорена бесчисленное количество раз, но просто она мне впервые подумалась.

Явление широко распространенного крымнаша, кажется, сопоставимо со спортивным болельществом. «Наша» команда играет с «ненашей» командой и что-то символически выигрывает. Если она при этом что-то и проигрывает, то это остается вне рамок матча. Вопрос стороннику крымнаша, какая ему непосредственно выгода от территориального приобретения (как это часто делается в социальных сетях), столь же бессмыслен, как вопрос болельщику (не играющему на тотализаторе), какая ему непосредственно выгода от того, что дядьки в одних майках закинули больше мячей, чем дядьки в других майках.

Болельщество наверняка восходит к архетипическому противопоставлению «свой–чужой». Как и национализм и прочие ругательные слова.

(no subject)

«Дейли миррор» в очередной раз пинает Кларксона, шутя при этом по поводу своей статьи:



Дурновкусие шутки — в том, что негрослово встречается в The Oxford Dictionary of Nursery Rhymes; никакой уникальной Jeremy Clarkson Nursery Rhymes не надо было выдумывать.

Неуникальность превосходной степени

It is no longer considered a best practice.

Нет ни сил, ни способностей формулировать, просто отмечу, что прикольно. Понятно, что уже фразеологизировалось (типа best man) и потому без проблем берет неопределенный артикль. Заодно прикольно, что в OED пишут, что best practice — это mass noun.