April 5th, 2014

Компьютерное

Увидел у Пилюлькина:



И подумал.

Вот, волею обстоятельств, я некоторое время общаюсь с Маком. И он меня местами, конечно, восхищает (потому что софт к железу хорошо подогнан), но местами неимоверно бесит, причем бесит больше, чем восхищает.

Эта его клавиатура. Нет, то, что кнопки легко нажимаются, — это хорошо, но, елки-палки, этот узкий шифт! Неразличение правого и левого альта! Контрол, который комманд, по которому уже мизинцем не попадешь. Слова выделяются не Ctrl+Shift+стрелка, а Alt+Shift+стрелка. Отсутствие клавиши Delete. Невозможность переключения раскладки по Ctrl+Shift (ну или Command+Shift). Справа от пробела — зачем-то повторяется Command (из-за чего очень неудобно пользоваться типографской раскладкой).

Либреофис в Оси глючит: если включить показ непечатаемых символов и переключаться с кириллицы на латиницу и обратно, то символы собираются в неразбираемую кучу. С Pages нормально работать невозможно. Купить МСОфис (даже если бы я зачем-нибудь это хотел) в России можно только русифицированный.

Если в линуксе все нужные программы — под рукой в менеджере пакетов (или, там, в Software Center), то в Оси надо гоняться за ними по всему интернету (потому что в яблочном Эпсторе, конечно, не водится Либреофиса, Гимпа и проч. потребного мне бесплатного софта). Плюс часть хороших программ (типа Inkscape и проч.) тянут за собой X11, потому что не разработаны для маковской графической оболочки (или графического сервера — не знаю, как это правильно).

Господи, а файловая система? Линукс научился поддерживать NTFS искаропки еще в 2000-лохматых годах; сколько помню — в Убунте работал ntfs-3g (или какой-то другой драйвер?). Но Ось — хрен; читать NTFS она читает, а писать в NTFS она просто так не хочет (или надо плясать с бубном, или ставить платные программы).

Случайно столкнулся с тем, что Preview не читает некий произвольный pdf, который прекрасно читался и в Evince, и в Okular.

В общем — в упор не понимаю, чего люди тащатся от этой Оси.

(no subject)

 Контекст:






Между тем, в диссертации Кашкина есть такой отрывок:

Как анализ произведений, так и образение к письмам Хемингуэя, показывают, что долгое время основными темами его книг («Фиеста», 1926, «Прощай, Оружие», 1929, «Смерть после полудня», 1932 и сборники рассказов: «Мужчины без Женщин», 1927 и особенно «Победитель, не бери ничего», 1933) были опустошенность и смерть, а основным настроением — стоический пессимизм.

В связи с этим интересно — можно ли из грамматики определить, что такое winner take all / winner take nothing — императив или subjunctive (как он в русской номенклатуре? конъюнктив?)?

P.S.: Процитированная строка тем более непонятна, что уже в 1934 году кашкинки опубликовали часть рассказов из этого сборника, назвав его «Победитель не получает ничего».

Текстологически-орфографическое

Рядом работает телевизор, там «Что, где, когда». Спрашивают про эпиграмму Сельвинского по поводу О. Ю. Шмидта. Надо было догадаться, что написал Сельвинский, по рифме «узла»:

Пройдет сезон, и Отто гордо
Предъявит миру два рекорда:
Пять тысяч двести восемнадцать
Сплошных челюскинских узла
И семь миллионов триста двадцать
Четыре... партии в «козла».


Ведущий читал эпиграмму, и слышно было, как он сбивается с ритма на лишнем слоге в «миллионов». Я полез спрашивать Интернет — там кругом «миллионов»; только в одном месте нашлось «мильонов». А ведь было-то, наверное, все-таки «мильонов».