October 29th, 2013

(no subject)

Еще из Пратчетта.

Волшебникам запрещается близкое общение с женщинами, а не то... Это то и дело обыгрывается. Например:

Conina sighed. 'That's silly. What have you wizards got against women, then?'
Rincewind's brow wrinkled. 'We're not supposed to put anything against women,' he said. 'That's the whole point.'


Я не вполне уверен, но тут мне мерещится эротический подтекст. Русский перевод скучен:

– Глупо, – вздохнула Канина. – И чем вам женщины так не приглянулись?
– Предполагается, что они и не должны нам приглядываться, – нахмурив лоб, сообщил Ринсвинд. – В том-то все и дело.


Избегание женщин приводит к тому, что волшебники плохо ориентируются в половых вопросах:

He said he's so grateful he'll take us all the way to Al Khali,’ she said.
'I thought that's what we arranged anyway,' said Rincewind. 'I saw you give him money, and everything.'
'Yes, but he was planning to overpower us and sell me as a slave when he got there.'
'What, not sell me?' said Rincewind, and then snorted, 'Of course, it's the wizard's robes, he wouldn't dare-’
'Um. Actually, he said he'd have to give you away,' said Conina, picking intently at an imaginary splinter on the Luggage's lid.
'Give me away?'
'Yes. Um. Sort of like, one free wizard with every concubine sold? Um.'
'I don't see what vegetables have got to do with it.'


Волшебник, видимо, принимает concubine за нечто, похожее на cucumber. Перевод тосклив:

– Он так благодарен нам, что пообещал довезти до самого Аль Хали, – поведала она.
– Я думал, мы об этом и договаривались, – удивился Ринсвинд. – Я же сам видел, как ты передавала ему деньги…
– Да, но он все равно намеревался захватить нас и, добравшись до Клатча, продать меня там как рабыню.
– Что? А как же я? – возмутился Ринсвинд, но тут же фыркнул: – Ну разумеется, на мне одежды волшебника, он бы не осмелился…
– Гм. Вообще-то, он сказал, что тебя ему пришлось бы отдать даром, – призналась Канина, сосредоточенно ковыряя воображаемую заусеницу на крышке Сундука.
– Даром?
– Да. Гм. Типа: к каждой проданной наложнице прилагается один волшебник бесплатно. Гм.
– А прилагать нас друг к другу обязательно?