May 9th, 2013

Дневниковое

Еще из воспоминаний о моем амбобике.

Л. Э. Этинген (1997), — пишет он, — полагает, что термин «кость» происходит от старославянского «кощь» (кошть), означающее сухой, тощий. Существует и другое мнение. В этимологическом словаре русского языка А. Г. Преображенского...

Этинген, надо сказать, был анатомом, который с большим или меньшим успехом писал всякие байки из истории представлений о человеческом теле. Откуда именно взял амбобик сию замечательную этимологическую мысль, я не знаю, но подозреваю, что из этого этингенского куска:

Крупнейший анатом прошлого века Иосиф Гиртль писал, что, вряд ли термин «скелет» происходит от греческого «скело» — высушивать, скорее всего, от «скелос» — бедренная кость, а она самая большая из таковых у человека. Но закрепилось все-таки в наших учебниках первое значение. Добавлю к этому, что старославянское кощь (кошть) означает сухой, тощий. Кстати, с этими словами соотносится и «Кощей», который был одним из знаков смерти, изображаемой в виде скелета.

Если так, то этимологическая цепочка выстроилась уже в амбобиковском мозгу. Хотя ежику понятно, что это старославянское кощь происходит от кости: что это краткое прилагательное ко[stь+jь], означающее «костлявый».

Ну и, конечно, замечательно, что в качестве источника этимологических сведений амбобик ставит книжку Этингена в один ряд со словарем Преображенского («существует и другое мнение»). Хорош и Этинген: для него мнение «крупнейшего анатома прошлого века» ценнее мнения этимологических словарей («но закрепилось все-таки в наших учебниках...» ах, какая досада).