November 9th, 2012

Дневниковое

Посмотрел «Школу-лайв», ведомую Венедиктовым и вывешенную 6 ноября на сайт «Эха». Это такое ток-шоу. То есть такой странный формат, когда в одном месте собирают много-много людей, а потом мало кому дают высказаться. Токали о том, как преподавать советскую историю в школах. Послушав токателей, я в очередной раз осознал, что, помимо школьной литературы (и в какой-то степени русского языка), не понимаю, для чего предназначена школьная история.

С одной стороны, народ вроде согласился, что если кому интересна наука история, то им на истфак. В школах науке не учат.

С другой стороны, народ вроде также согласился, что негоже учителю иметь ярко выраженное оценочное мнение, потому что можно его навязать, а это некрасиво.
(с третьей, правда, стороны, один дяденька подал голос с задней парты и сказал примерно, что мнение может быть одно, оно же гуманистическое, но эту тему не развивали)

С третьей, виноват, уже с четвертой стороны, без мнения тоже не получалось, потому что школьная история выполняет, как сказали, «социализирующую функцию», и к тому же дети от учителя хотят мнение.

С пятой стороны, зачем-то вывели на интернетную связь примерный лицейский гуманитарный (а то и вовсе исторический) класс, где дети гордо заявили, что надо работать с первоисточниками. Что это за первоисточники и зачем с младых ногтей с ними «работать» — не уточнялось (дяденька с уже другой задней парты начал говорить про архивы, но дети, несомненно, разумели что-то свое). Какой вывод из обозрения таких детей можно сделать о других школах, тоже не уточнялось.

В какой-то момент, правда, в оборот пошло аппетитное слово «миф», которое можно было бы развить, но... тут передача уже заканчивалась.

В конце Венедиктов обратился к сидящим в студии детям с фразой: «Вот видите, какие разные учителя тут собрались. И чем более они разные, тем для вас, поверьте, лучше». Прекрасный демократический лозунг (чем непохоже тем лучше), но совершенно бессодержательный. Чем же конкретно для школьника лучше, что учителя такие разные, если, скорее всего, он будет иметь дело с произвольным одним (ну, двумя) из них? Чем для него это отличается от ситуации, когда учителя одинаковые?

А да, еще забавно, что первая выступавшая девочка сказала, что ее учителя были «настоящими профессионалами своего дела», потому что не говорили, что советский период — это только хорошо или, наоборот, только плохо, а показывали и хорошие, и плохие стороны. Вот оно — хорошего и плохого хочут! Мораль хочут. Оценку хочут. Ну нафига, а?
Венедиктов, кстати, тоже втянулся в эту игру и стал азартно спрашивать учителей, хороший или плохой был Александр Невский или Робеспьер. Опять оценка, опять мораль. Ну нафига?

В общем, сложно как-то все с этими гуманитарными предметами.

На грани нервного срыва

Ого! Максим Анисимович переиздался в «Корпусе»! Теперь к не слишком системному собранию публицистических статей, которое представляла собой книга (если, конечно, для нового издания ее не переработали и не насадили-таки на ось сквозной мысли), добавился дивиди с не слишком системным собранием популярных лекций.

Однако то, что «Корпус» печатает книжки с дивидюшками, это ему жирный плюс в карму.

Новостное

А чего бы нашим доблестным думцам заодно и мультики не запретить а? Томиджерри всякие. А то там один пытается съесть другого, а другой осуществляет над первым разные виды насилия. Легко может вызвать у несовершеннолетнего зрителя психическую травму или быть воспринято как руководство к действию.

удачьё какое-то постыдное.