June 25th, 2011

Про лингвистическую экспертизу

Прочитал в дневнике Темы Лебедева, что «Аэрофлот» подал на него в суд за то, что он, Тема, ругательски разругал «Аэрофлот», когда тот продал ему билет незадолго до конца посадки, Тема не успел на самолет, а деньги за билет ему возвращать не стали. Ну, понятное дело, крепкие выражения в дневнике, фотожаба ехидных читателей — и «Аэрофлот» насмерть оскорблен.

И вот, перед тем как отправиться в суд, Тема посылает в Институт русского языка фразу из того своего ругательского сообщения на лингвистический анализ.

Копирую сюда первую и последнюю страницы (остальное — тут):

Итак — первая страница:



Поражают вопросы, которые ставятся перед специалистом-лингвистом. «Есть ли в данном тексте (который начинается с „Восемьдесят семь тысяч рублей...“) цитаты»? Причем уточняется — «в соответствии с правилами цитирования, которые существуют в русском языке». Да кому какое дело в личных дневниках до правил, которые существуют в русском языке? Что изменилось бы, если бы цитата была оформлена не по правилам цитирования, которые существуют в русском языке — Теме снизили бы оценку на балл? И вообще, зачем привлекать специалиста-лингвиста с семнадцатилетним стажем для того, чтобы установить, что в предложении чужие слова переданы в виде косвенной речи — такое упражнение детишки в школе делают.

А третий вопрос? Можно ли сделать однозначный вывод о том, что аэрофлотовцы ругались на Тему матом? Любому носителю русского языка, хоть как-то приобщенному к устной или письменной культуре, очевидно, что при передаче чужих слов они могут тем или иным образом искажаться, что смысл сообщения может при пересказе облекаться в разные словесные формы. Можно ли из церковнославянской Библии сделать однозначный вывод, что Бог беседовал с Адамом на церковнославянском языке? Кем, блин, надо быть, чтобы ставить перед специалистом-лингвистом такие вопросы?

А ответ? О, ответ института следует после двенадцати страниц выписок из словарей и интернета (корпуса русского языка?) и состоит в следующем:



Нет, блин, не может быть сделан однозначный вывод о том, что аэрофлотовцы матерились на Тему. И чтобы прийти к такому вескому выводу, потребовалось на несколько часов оторвать специалиста-лингвиста от его специальных дел и заставить копипастить в свой отчет всякую словарную и живожурнальную хню.

Я вот чего во всей этой истории не понимаю. Как могут взрослые люди (адвокаты, лингвокриминалисты, аэрофлотовские управленцы) всерьез всем этим заниматься и не вешаться от беспросветной тоски и бессмысленности своего труда?