February 16th, 2011

Эх, текстологи!

Вот предложение из журнальной статьи Аполлона Григорьева 1858 г.:

А всего то забавнѣе, что подъ этими односторонними крайностями воззренiя чисто художественнаго, все-таки сокрыты вопросы философскiе, общественные, историческиiе, психологическiе.
(Библиотека для чтения. Январь. 1858 год)

Затем на каком-то - видимо, советском - этапе вмешался корректор, и понеслось:

А всего-то забавнее, что под этими односторонними крайностями воззрения чисто художественного...
(Аполлон Григорьев. Литературная критика. 1967. С. 118)

А всего-то забавнее, что под этими односторонними крайностями воззрения чисто художественного...
(Русская прогрессивная художественная критика второй половины девятнадцатого-начала двадцатого века, 1977, с. 139)

А всего-то забавнее, что под этими односторонними крайностями воззрения чисто художественного...
(Аполлон Григорьев. Искусство и нравственность. 1986. С. 36)

А всего-то забавнее, что под этими односторонними крайностями воззрения чисто художественного...
(Аполлон Григорьев. Сочинения в двух томах. 1990 Т. 2. С. 12)

А всего-то забавнее, что под этими односторонними крайностями воззрения чисто художественного...
(Григорьев А.А. Апология почвенничества. 2008. С. 90)

Казалось бы, что может быть забавнѣе: прочитать предложение, заподозрить, что в нем что-то не так, и посмотреть в первоисточник. Всего-то!

Но нет...