January 16th, 2011

Me eum esse

Название брюсовского сборника — это ведь грамматически несамостоятельная конструкция, безусловно вырванная из какого-то контекста. Me eum esse — явный accusativus cum infinitivo. А вот из какого контекста Брюсов его вырывал? Гугл подсказывает, что есть, например, в одном из латинских переводов Евангелия место: «Dixit ergo eis Jesus, Quom sustuleritis Filum hominis, tunc agnoscetis me eum esse...» (Ин. 8:28) (Итак Иисус сказал им: когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я). Но это не Вульгата даже, а перевод француза Теодора Беза...

Неужели молчат комментаторы?