January 4th, 2011

Кстати...

Тот же улиссовский абзац, где был аорист, содержит еще один сюрприз:

Английский

Русский

By what reflections did he, a conscious reactor against the void of incertitude, justify to himself his sentiments?

Какими соображениями он, как сознательный противник пустоты неопределенности, оправдывал свои чувства?

The preordained frangibility of the hymen...

Предопределенная хрупкость брачных уз...



Я понимаю, как из hymen-а в голове переводчика возник Гименей, а оттуда брачные узы, и в контекст такая версия хорошо ложится, но чтобы «preordained»... Не другой ли это hymen?

Морихеи Уэсиба, 1935

Тысяча девятьсот тридцать пятый год. Предвоенная Япония. А знаменитый айки-дедушка - еще совсем айки-мальчик айки-дяденька.