December 31st, 2010

Стиховедение в помощь истории

Самый знаменитый (и незамеченный толком) обман рифменного ожидания — исчезновение рифмы: «Весь мир насилья мы разрушим... — Мы наш, мы новый мир построим...», — в тексте не просто рифмованном, но, я бы сказал, рифмованном с отчетливой дилетантской наивностью («заклейменный — возмущенный, бой — людской, etc.»). Естественно, первоначально стояло «разроем» — с намеком-ссылкой на Марксова «крота истории», с которым исполнители «Интернационала» не просто солидарны, они сами воображают себя «хорошо роющими».

Особенно пленительны здесь две вещи: правку, по авторитетному свидетельству, сделал бывший стихотворец — Джугашвили; а скрытую цитату из Маркса не заметил один из столпов марксизма — Сталин.

(В. Перельмутер. Пушкинское эхо, 2003. С. 13).

Интернет даже услужливо показывает ноты с «разроем» (из: Песни Великой Российской революции. Иркутск, 1917, с. 5253):



и заодно напоминает, что вариант «это есть наш последний и решительный бой» пришел на смену (как мне кажется, менее топорному) варианту «это будет последний и решительный бой».

Морфологическая загадка из Улисса

Конец 17-го эпизода:

Английский

(подразумевается: «he fucked her»)

Русский

...the natural grammatical transition by inversion involving no alteration of sense of an aorist preterite proposition (parsed as masculine subject, monosyllabic onomatopoeic transitive verb with direct feminine object) from the active voice into its correlative aorist preterite proposition (parsed as feminine subject, auxiliary verb and quasimonosyllabic onomatopoeic past participle with complementary masculine agent) in the passive voice

...естественный грамматический переход посредством не затрагивающей смысла инверсии, некоего предложения в аористе (по составу, подлежащее мужского рода, односложный звукоподражательный непереходный глагол и прямое дополнение женского рода) из действительного залога в страдательный (по составу, подлежащее женского рода, вспомогательный глагол и квазиодносложное звукоподражательное причастие прошедшего времени с косвенным дополнением мужского рода)


Ну, то, что в русском переводе соответствующий глагол получился непереходным (это при прямом-то дополнении!) — это такой очевидный... недосмотр, что я даже засомневался, не ошибка ли это набора (хотя как она такая могла получиться?). Но с этим все понятно.

А вот почему в английском fucked как глагол — monosyllabic, а fucked как причастие — quasimonosyllabic? И что надо было иметь в виду в русском, чтобы получилось квазиодносложное (?) причастие прошедшего времени? Не понимаю. Словарного запаса не хватает :-(