December 5th, 2010

Склонение

И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход.
И дольней лозы прозябанье.


Откуда, интересно, Пушкин берет эту форму склонения слова «гад»? Пророк, Исайя, священная история — отсюда напрашивается церковнославянский язык, но на церковнославянском был бы подводный ход гадов. Ход гад, с нулевым окончанием в родительном множественного, — это что-то сильно древнерусское. Где Пушкин мог столкнуться с такой формой склонения?

P.S.: Иходную форму «гада», как в предложении «Да видел я, видел, как ты с этой гадой перемаргивался», можно, наверное, не рассматривать :-)

(По некотором размышлении): Все-таки в церковнославянском есть же формы "святых отец", "святых апостол". А грамматика ц-сл. языка говорит, что в родительном множественного должно быть окончание -ов. И что? Это наследство старославянского?