June 25th, 2010

Стремительный домкрат

Хромают образы. Хромают. Образы ведь — создания нежные, а их хватают за шкирку и бесцеремонно впихивают в предложения в самых неестественных позах; как же после этого не захромать?

Вот автор-литературовед, который уже писал про Дарвина, а теперь перешел к Анатолю Франсу. Автор — прекрасный человек, но зачем он так пишет?



Исторические котурны, говорите? Да еще с которых герои могут падать и разбиваться? Это сильно! Завораживающе, я бы даже сказал. Но совершенно непонятно. Ведь если «исторические котурны» принять за метафору отдаленного прошлого, в которое Франс помещает своих героев, то где же, следуя логике метафоры, они окажутся, если с этих котурнов упадут? Где разобьются? В настоящем? В безвременье?

Следующий творец мне незнаком, но, по-видимому, это студент-филолог:


Троянский конь — скачет галопом (держись, ахейцы!)?! Голос — издает вздохи?! Школьник — звонит по малой нужде?! Столкнувшись с таким словесным размахом, уже даже не удивляешься, что глагол «удостаиваться» управляет творительным падежом:



Впрочем, таким, наверное, и должен быть язык писателя, огульно поносящего «странный и несправедливый порядок». Чтобы читателю, споткнувшемуся о первый же стремительный домкрат, можно было сразу отложить текст и больше к нему не возвращаться.