May 5th, 2010

Неслоговое "у" и прочие дикости

В дореволюционном переводе "Калевалы" одного из персонажей звали Юкагайнен. А в редакции позднесоветских лет он превратился в Ёукахайнена, которого оставили в том же хорее, как раньше.
Другой персонаж в дореволюционном переводе звался Вейнемейненом, а в позднесоветской редакции он стал уже Вяйнямёйненом.
Как же я все-таки люблю эту милую дореволюционную транскрипцию, игнорирующую варварскую фонетику чужих языков.

P.S. Впрочем, дореволюционный текст не вполне свободен от неслоговых у: в нем действует колдунья Лоухи, которая в другой редакции (уже не позднесоветской, а скорее ранней постсоветской) стала Ловхи. Удивительный пример фонетического непрогибательства позднейшей редакции.

В совершенстве

Фраза "иностранным языком владею в совершенстве", похоже, вовсю бытовала еще в XIX веке, и примерно в таком же непонятном значении, как и в новейшие времена. Вот, например, отзыв Фета об Иринархе Введенском:

По-латыни Введенский писал и говорил так же легко, как и по-русски, и хотя выговаривал новейшие языки до неузнаваемости, писал по-немецки, по-французски, по-английски и по-итальянски в совершенстве.

Хотя что такое "английский в совершенстве" Введенского мы, слава богу, знаем по его переводам.

Язык и кино

Кинематограф - страшная сила. Не успел он убедить нас в том, что у аватары мужской род (довершая дело интернетных форумов), как начал убеждать нас в том, что в Персии были принцы (довершая дело компьютерных игр).