April 13th, 2010

И еще немного Виноградова

Нет, я не ополчился на Виктора Владимировича, это так, к слову пришлось. Попалось любопытное примечание в статье Вячеслава Всеволодовича Иванова о советском мифе об атеизме и реализме Пушкина:

Достаточно сослаться на цитаты и ссылки в брошюре с характерным для «советской новоречи» подзаголовком «Против клерикальных фальсификаций творчества А. С. Пушкина»: Марьянов 1985, 112 и др. Из ученых, на которых опирается автор этой компилятивной агитки, особенно прискорбно выглядит В. В. Виноградов, от серьезных занятий ролью церковнославянизмов перешедший к официозным спекуляциям по поводу их переиначивания Пушкиным, а после выдвижения глубокой мысли о символическом стиле Пушкина позволивший себе самые плоские замечания о реализме наиболее диковинных произведений его фантазии. Эти последние содержатся и в его докладе о «Влюбленном бесе», где, нападая по этому поводу на Ходасевича, он его не решается назвать по имени. В случае Виноградова можно быть уверенным в его личной православной вере. Что объяснялось примитивным страхом неоднократно арестовывавшегося и высылавшегося ученого, а что шло от неугасимого карьеризма, могут выяснить будущие историки и биографы этого первоначально весьма одаренного и по-своему любившего Пушкина ученого.

Какой тон, а? Вовсе не слащаво-подобострастный, как в большинстве даже и современных (то есть написанных в 90-00-е годы) работ, а отстраненный, сухой, полусожалеющий, полураздраженный. Вот только дождемся ли мы их, будущих историков и биографов, готовых пошатнуть монументы гигантов?