July 30th, 2009

Акцент

Казалось бы, двадцать лет жизни в чужой стране и постоянного говорения на иностранном языке должны стереть сильный акцент, привносимый родным языком иммигранта. Особенно если иммигрант вертится в такой интеллектуальной сфере услуг, как медицина или юриспруденция. Но на Орли Тейц, эмигрантку из Советского Союза, это не действует. В ее речи:

- остается сильно щелевой [х],
- остается дрожащий [р] (произвольно чередующийся с аппроксимантом [r]),
- похоже, отсутствует губно-губной [w] (или он произвольно чередуется с губно-зубным [в]),
- щелевой звонкий "th" чередуется с [д],
- многие согласные звуки сильно веляризованы,
- периодически слышится аканье,
- ну и, конечно, интонация, которую я не умею описывать.


Орли - второй человек, который меня так удивляет. Первый - их калифорнийский губернеггер.

Журналисцит

- А сколько слов было о защите культуры - водопад! Инфляция слова, забалтывание высоких понятий - это же не менее пагубно для души и русского языка, чем партийная цензура.

Правда, слышно журналиста? Это он с Д. С. Лихачевым так беседует :-)