May 14th, 2009

Коварный ять

Пьеса впервые напечатана в журнале Московский Телеграф 1825 г... под заглавием "Телѣга жизни", без изменений перешла в издание 1826 г. под заглавием "Тѣлега жизни", а в издании 1829 г. и посмертном явилась тоже без перемены, но с заглавием "Телега жизни". Тогда еще не было вполне установлено общее правописание... (Анненков, из примечаний к собранию сочинений Пушкина 1855 г.)

Критика

Критик Варфоломей Александрович Зайцев отзывается как о бессмыслице об этом четверостишии из лермонтовского "Демона":

Презрительным окинул оком
Творенье Бога своего,
И на челе его высоком
Не отразилось ничего.

Критик удивляется, что, мол, как это так: сначала сказано, что око выражало презрение, а потом - что на челе ничего не отразилось. Тут меня взяло любопытство: не заговаривается ли критик в пылу риторической аргументации? Неужели так сложно себе представить, чтобы глаз выражал презрение, а неподвижный лоб - безразличие?