April 8th, 2009

Ничего не понима... - 2

Исходные данные:

1. Известно, что в ранний период существования древнерусского языка в нем не было категории одушевленности, и в единственном числе винительный падеж для слов мужского рода равнялся именительному, то есть что-нибудь вроде "отьць посла сынъ"
2. Неразличение субъекта и объекта высказывания было до того неудобным, что стала вырабатываться категория одушевленности, разводящая формы именительного и винительного падежей.

Но! Вот тут-то я вдруг и споткнулся. Ведь считается, что раньше всего категория одушевленности стала проявляться у имен собственных и у слов высокого иерархического статуса (если выражаться словами Зализняка). То есть у посылателя (лица с более высоким иерархическим статусом) одушевленность проявится раньше, чем у посылаемого. То есть, грубо говоря, отьць станет одушевленным раньше, чем сынъ.

Но ведь это же нелогично!!! Слова более низкого иерархического статуса ведь чаще оказываются в позиции объекта, то есть чаще стоят в винительном падеже. Казалось бы, у них и должна была в первую очередь проявиться категория одушевленности. Почему же все произошло наоборот?

<8-(