January 26th, 2008

Канцелярит (статья из словаря "Общая психология")

И все-то здесь известно, но вдохновляет конец статьи:

___________________________________
Канцелярит - неоправданное расширение сферы применения официально-деловой речи, вытеснение простых оборотов и слов канцелярскими. Термин придуман К. Чуковским "по образцу колита, дифтерита, менингита". Тенденция применять официальные слова и конструкции за границами деловой речи является "болезнью языка", "затяжным, изнурительным и трудноизлечимым недугом", который приводит нашу речь "к худосочию, склерозу и хилости" (К. Чуковский, 1968), определяется как "самая распространенная, самая злокачественная болезнь нашей речи" (Н. Галь, 1979).

Еще А.П. Чехов писал: "Какая гадость этот чиновничий язык. "Исходя из положения", "с одной стороны...", "с другой стороны", и все это без всякой надобности. "Тем не менее", "по мере того" чиновники сочинили. Я читаю и отплевываюсь... Неясно, холодно и неизящно: пишет, сукин сын, точно холодный в гробу лежит". То, что уместно в канцелярском языке, в справках, отчетах и т. п., не подходит для бытового разговора, поздравительной открытки, статьи в журнале, художественного перевода и т. д. К. можно обнаружить в речи по ряду признаков-"симптомов болезни": 1) используются более длинные и книжные варианты вместо коротких и простых: "выразить удивление" (вместо "удивиться"), "незамедлительно" (вместо "сразу"), "поставь в известность" (вместо "сообщи") и т. п.; 2) выстраиваются цепочки существительных в одном падеже, чаще родительном ("нанизывание" косвенных падежей): "процесс развития сотрудничества за укрепление движения", "о необходимости дальнейшего развития диалога с целью совершенствования политики в области языка"; 3) наблюдается "глаголобоязнь" (Н. Галь) - вместо глаголов употребляются отглагольные существительные ("дочерчивание линии", "осуществление мечты"), причастия и деепричастия ("не увидят нас вернувшимися" вместо "мы не вернемся", "почувствовавший себя преследуемым"); 4) при переводе калькируются (буквально переносятся) иноязычные конструкции и обороты: "Прекратите вашу аргументацию" (вместо "Не спорьте", "Довольно спорить"); механически транслитерируются слова: "она находилась под действием ложной пропаганды тетушек" (вместо "она заблуждалась, ее сбили с толку") и т. п.

Мотивы тех, кто использует К. сознательно, разнообразны: это либо стремление показаться "более образованным", "солидным", либо, наоборот, страх проявления индивидуальности, либо желание скрыть суть за однообразной, тяжеловесной, трудно воспринимаемой формой. Бороться с К. очень трудно, так как это не чисто лингвистическое, но психо- и социолингвистическое явление: "Изгоните бюрократизм из человеческих отношений, из быта, и тогда он уйдет сам собою из писем, учебников, диссертаций, литературоведческих книг" (К. Чуковский).
__________________________________


Как мы видим, по мнению Чуковского, учебники, диссертации и литературоведческие книги вовсе не должны писаться тем сухим казенным языком, который зовется у нас официально-деловым или научным стилем.