Andrey (azangru) wrote,
Andrey
azangru

Categories:

Переводы

Существует мнение, будто нельзя оценивать переводы, не зная языка оригинала и не имея перед глазами оригинального произведения. Мнение, на мой взгляд, если не ошибочное, то уж точно не бесспорное. Переводное произведение, не обязательно даже художественное, хотя художественных это, конечно, касается в первую очередь, имеет в себе внутреннюю, самодостаточную эстетическую ценность, определть которую мы вполне в состоянии, не прибегая к оригиналу. Взять, например, три первых абзаца из «Красного и черного», переведенных Н. Любимовым и Бобровым с Богословской:

ЛюбимовБобров—Богословская
Городок Верьер, пожалуй, можно назвать одним из самых прелестных во всем Франш-Конте. Его белые домики с островерхими красными черепичными крышами раскиданы по склону холма, каждый изгиб которого украшен купой могучих каштанов. От укреплений, некогда воздвигнутых испанцами, остались одни развалины, а под ними, в нескольких сотнях шагов, протекает Ду.

С севера Верьер защищает высокая гора — один из отрогов Юры. Как только в октябре захолодает, гребни Вера покрываются снегом. Низвергающийся с горы поток до впадения в Ду пересекает Верьер и проводит в движение множество лесопилен; эта очень несложная промыщленность дает более или менее приличных доход большинству жителей — скорей крестьян, чем горожан. Но разбогател городок все-таки не на лесопильнях. Производство набивных тканей, так называемых мюлузских, — вот что способствовало общему благосостоянию жителей и дало им возможость после падения Наполеона обновить фасады едва ли не всех верьерских домов.

Как только вы войдете в город, ваш слух будет поражен буханьем грохочущей и пугающей всем своим видом машины. Двадцать тяжелых молотов падают с грохотом, от которого дрожит мостовая, и поднимаются с помощью колеса, а этому колесу сообщает двигательную силу горный поток. Каждый такой молот ежедневно изготовляет сколько-то тысяч гвоздей. Хорошенькие цветущие девушки подставляют под удары громадных молотов кусочки железа, и кусочки сейчас же превращаются в гвозди. Это производство, такое страшное с виду, особенно изумляет путешественника, впервые оказавшегося в горах, отделяющих Францию от Гельвеции. Если же он спросит в Верьере, кому принадлежит гвоздильная фабрика — это диво дивное, что оглушает прохожих на главной улице, ему ответят, растягивая слова: «А-а, это господина мэра».
Городок Верьер, пожалуй, один из самых живописных во всем Франш-Конте. Белые домики с островерхими крышами красной черепицы раскинулись по склону холма, где купы мощных каштанов поднимаются из каждой лощинки. Ду бежит в нескольких сотнях шагов пониже городских укреплений; их когда-то выстроили испанцы, но теперь от них остались одни развалины.

С севера Верьер защищает высокая гора — это один из отрогов Юры. Расколотые вершины Верра укрываются снегами с первых же октябрьских заморозков. С горы несется поток, прежде чем впасть в Ду, он пробегает через Верьер и на своем пути приводит в движение множество лесопилок. Эта нехитрая промышленность приносит известный достаток большинству жителей, которые скорее похожи на крестьян, нежели на горожан. Однако не лесопилки обогатили этот городок; производство набивных тканей, так называемых мюлузских набоек, — вот что явилось источником всеобщего благосостояния, которое после падения Наполеона позволило обновить фасады почти что у всех домов в Верьере.

Едва только вы входите в город, как вас оглушает грохот какой-то тяжело ухающей и страшной на вид машины. Двадцать тяжелых молотов обрушиваются с гулом, сотрясающим мостовую; их поднимает колесо, которое приводится в движение горным потоком. Каждый из этих молотов изготовляет ежедневно уж не скажу сколько тысяч гвоздей. Цветущие, хорошенькие девушки занимаются тем, что подставляют под удары этих огромных молотов кусочки железа, которые тут же превращаются в гвозди. Это производство, столь грубое на вид, — одна из тех вещей, которые больше всего поражают путешественника, впервые очутившегося в горах, отделяющих Францию от Гельвеции Если же попавший в Верьер путешественник полюбопытствует, чья это прекрасная гвоздильная фабрика, которая оглушает прохожих, идущих по Большой улице, ему ответят протяжным говорком: «А-а, фабрика-то — господина мэра»


Спрашивается, можем ли мы отдать предпочтение одному из этих текстов перед другим? Для меня ответ очевиден: даже не зная французского — да! Вот теперь более сложный вопрос: одинаков ли будет наш выбор? Чем мы руководствуемся, когда выбираем для себя один из двух текстов? И почему, черт возьми, этому почти нигде не учат?!

P. S. У меня есть гораздо более выразительные примеры; наверное, через несколько дней вывешу.
Subscribe

  • (no subject)

    Results of a survey. No idea who those guys are or how reliable their data, but I've been wondering for a while now what people mean when they say…

  • (no subject)

    I'm listening to The Ickabog, by J.K. Rowling and read, with much gusto, by Stephen Fry. What started like a nice children's tale not dissimilar from…

  • (no subject)

    From today's questions to the Prime Minister: Mr Speaker, today, millions of Uyghur people in China live in fear under a cruel regime. The BBC,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments

  • (no subject)

    Results of a survey. No idea who those guys are or how reliable their data, but I've been wondering for a while now what people mean when they say…

  • (no subject)

    I'm listening to The Ickabog, by J.K. Rowling and read, with much gusto, by Stephen Fry. What started like a nice children's tale not dissimilar from…

  • (no subject)

    From today's questions to the Prime Minister: Mr Speaker, today, millions of Uyghur people in China live in fear under a cruel regime. The BBC,…